Всемирный Русский Народный Собор

Либеральный проект России не нужен

Сама жизнь заставляет нас отказаться от насаждения заимствованных за рубежом чуждых России «ценностей».

Ещё в июне 2012 года, вскоре после избрания В. Путина президентом Российской Федерации, большинство наших граждан уже не поддерживали ни либеральные идеи (42%), ни отечественных политиков либеральной ориентации (43%). Лишь 5% опрошенных, по данным ВЦИОМ, полагали, что либералы отстаивают демократические ценности, а 4% — что они защищают интересы простых людей. Их организации однозначно воспринимались российской общественностью как филиалы «партии олигархов», которая служила геополитическим интересам США и ничего не сделала для самой России. Эти настроения не ослабевают и в наши дни, хотя они и были частично учтены в «майских указах» В. Путина.

Проблема смены прежних ориентиров российской политики по рецептам либералов становится всё более актуальной. Однако, по словам Пола Крейга Робертса — известного экономиста и помощника министра финансов США в администрации Р. Рейгана (1981-1982 гг.), Россия по-прежнему «заражена западными неолиберальными экономистами, которые представляют западные, а не русские интересы». Этим продолжают пользоваться США, которые убеждены, что «Москва должна признать примат интересов Вашингтона над собственными интересами».

События на Украине ускорили размежевание России с политикой администрации Б. Обамы. Начало же размежеванию с США было положено выступлением В. Путина на мюнхенской конференции по вопросам безопасности в феврале 2007 года. С тех пор американцам так и не удалось остановить этот процесс ни «болотными», ни «цветными» технологиями. Не удаётся пока задавить нас и санкциями, которые дают лишь обратный эффект. Более того, оказалась под вопросом сама идея однополярного мира под эгидой американцев.

Но, несмотря на очевидную несостоятельность либерально-западного проекта для России, мы продолжаем оставаться в протестантской модели экономики ссудного процента, в рамках которой национальные границы не признаются в принципе. Приверженцы этой модели по-прежнему занимают у нас ключевые позиции в экономике и финансах, оказывая ожесточённое сопротивление курсу на укрепление государственного суверенитета Российской Федерации.

США сохраняют мощный козырь воздействия не только на нас, но и на суверенитет других стран — мировую финансовую систему и юрисдикцию международных судов. Так, в Страсбурге Европейский суд по правам человека недавно потребовал от России в пользу акционеров ЮКОСА 1,8 млрд. евро, а ещё ранее с нас затребовали сумму в $50 млрд. При этом даже не возникает вопроса, как проходил сам процесс приватизации.

Российские либералы, продолжая ориентироваться на США, утверждают, что причина стагнации российской экономики — не её тупиковая экономическая модель, а якобы плохое качество государственного управления. Они призывают российское руководство уравновесить отношения с Западом, критически отзываются о господдержке компаний, попавших под западные санкции (выступление А. Кудрина на бизнес-форуме Американской торговой палаты 16 сентября с. г.).

Центробанк со своей стороны по-прежнему ориентируется на сохранение сырьевой зависимости российской экономики и свободное трансграничное движение капиталов. Минфин увеличивает предельно допустимую сумму заимствований (порог внешнего госдолга — с $66 до 76 млрд., порог внутреннего госдолга — с 6,6 до 8,8 трлн. рублей). Это означает, что деньги как уходили, так и будут уходить из России, возвращаясь к нам под высокие проценты.

От такого неэквивалентного обмена наша страна ежегодно теряет десятки миллиардов долларов. В 2010-м эти потери составили $110 млрд., и по итогам этого года они приблизятся уже к $130 млрд. Наши резервы составляют сейчас не более $450 млрд., а внешние обязательства — около $800 млрд. Всё, что мы зарабатываем на продаже нефти и газа, уходит за рубеж на выплату займов и процентов по ним. В стране назревает реальная перспектива дефолта, повышается уровень безработицы, бизнес уходит в тень. За последние полтора года снялись с учёта 650 тысяч предпринимателей.

Наш Центробанк, по сути, давно уже стал филиалом Федеральной резервной системы США и остаётся глухим к требованиям понизить ключевую ставку кредитования реального сектора экономики (как в ЕС, США и Китае), сменить инвалютные займы рублёвыми кредитами, рефинансировать коммерческие банки под рублёвое кредитование экспортно-импортных операций, ввести налог на вывоз капитала и стабилизировать в целом работу банковской системы. Вместо реальных шагов по развитию отечественной экономики он продолжает закупать доллары и евро для обеспечения рублёвой эмиссии и напрочь отвергает предложения о мерах по предотвращению дефолта, поскольку их реализация означала бы смену либерально-олигархической ориентации в экономике.

Российское правительство пока рассматривает лишь негативные сценарии падения ВВП, цен на нефть и укрепления доллара. Согласно этой модели, больше всех пострадает туристический и автомобильный бизнес, производители товаров длительного пользования и IT-индустрия. При самом лучшем раскладе мировой конъюнктуры в следующем году ожидается прирост ВВП не более 0,5%.

Сегодня судьба нашей страны решается не санкциями, которые нам не страшны, поскольку истоки кризисного состояния российской экономики — не санкции сами по себе, а структурный кризис тупиковой экономической модели. Из 35 государств, к которым Запад ранее применял санкции, не рухнуло ни одно из них, за исключением Ирака — и то после прямого военного вмешательства. Под санкциями продолжают жить Китай, Иран и многие другие страны.

Санкции против России усложняют положение самих США, делая нас центром притяжения всех недовольных претензиями американцев на беспрекословное мировое господство. У США хватает своих проблем. Они не только не справились с ношей лидера однополярного мира, но и с решением их внутренних задач. Им никак не удаётся увеличить рождаемость белых американцев, а население растет исключительно за счет афроамериканцев и латинос. В США всё чаще вспыхивают расовые волнения. Неспокойно и на границах. За последние годы в американских штатах, граничащих с Мексикой, погибло около 70 тысяч человек.

Выступление Б. Обамы в ООН в конце сентября с. г. свидетельствует, что его администрацию тревожат назревающие в мире процессы и, прежде всего, реальная перспектива сделок с нефтью не в долларах, а в национальных валютах или по бартеру. США не нравится, в частности, намечающаяся крупная сделка по нефти между Россией и Ираном на бартерной основе, намерение России и Китая перевести нефтегазовые расчеты в национальные валюты. В этих условиях следует ожидать усиления агрессивности американской внешней политики по отношению к нам. Свежий пример — очередная «цветная революция» в Гонконге, которая стала реакцией США на сближение Китая с Россией.

Выступая 2 октября с. г. на Форуме в Москве «Россия зовёт», В. Путин фактически призвал «партию олигархов» определиться с выбором между «кошельком» и национальными интересами нашего государства, пообещав взамен учесть её интересы в координатах рыночной экономики. Услышит ли сейчас его призыв российский филиал интернационала долларовых миллиардеров, у которых родина всегда была там, где находятся их деньги? В любом случае сама жизнь заставляет нас отказаться от насаждения заимствованных за рубежом чуждых России «ценностей». Помогут нам и события на Украине лучше понять истинные устремления олигархов и недружественное отношение США к Российской Федерации.

Е. Комиссарчук, член Правления Клуба «Реалисты»