Всемирный Русский Народный Собор

Сомнительный плач Польши о «восточных окраинах»

Исполнилось 75 лет с момента вхождения Красной Армии на территорию Западной Украины и Западной Белоруссии, принадлежавшие Польше и затем ставшие частью СССР.

События тех лет поляки до сих пор ставят России в вину. Однако, присмотревшись к означенным землям, можно сказать, что Польша потеряла не своё. Кроме того, потерю данных областей они возместили — и с лихвой.

Когда-то современные западные районы Украины и Белоруссии входили в состав Киевской Руси. Начиная с XIII века к их захвату приступили Литва и Польша, объединившиеся в 1569 году в Речь Посполитую. В конце XVIII века благодаря разделам Польши Российская империя получила Западную Белоруссию и Волынь, Галиция же перешла Австрии (затем — Австро-Венгрии).

Новая перекройка границ случилась в 1918-1920 гг. Воссозданная Польша, воспользовавшись развалом Австро-Венгрии и Гражданской войной у нас, захватила данные земли. По результатам советско-польской войны 1920 года означенные выше районы вошли в состав польского государства. И уже в 1939 году, в самый канун Второй мировой войны, благодаря пакту Молотова-Риббентропа, они перешли в состав Советского Союза, позднее — независимых Украины и Белоруссии.

На протяжении всех последних 20 лет Польша постоянно вспоминает пакт Молотова-Риббентропа недобрым словом. Советский Союз, а вслед за ним и Россию, поляки считают агрессором, а себя — жертвой. Как же — Польша ведь потеряла родину Тадеуша Косцюшко (запад Белоруссии), Львовский университет. В польском Львове родились классики современной польской литературы Станислав Лем и Станислав Ежи Лец. И этот город не польский? Несправедливо с польской точки зрения.

Но посмотрим на национальный и религиозный состав Западной Белоруссии и Западной Украины по переписи 1897 года. В Минской, Витебской и особенно Могилёвской губерниях число поляков (по языку) не превышало четырёх процентов, а в религиозном плане здесь полностью преобладали православные. В Гродненской губернии поляков было 10,1%, а католиков — свыше четверти населения, однако тогда в её состав входили нынешние польские города Белосток и Бельск-Подляский.

Лишь в северо-западных районах Гродненской губернии количество католиков превышало или было примерно равным с православными. Абсолютно католики преобладали в Виленской губернии — в том числе и в районах, входящих ныне в состав Белоруссии. Однако поляки по языку всё равно не составляли здесь большинства. В семи уездах Волынской губернии (сегодня — Волынская, Ровенская области и север Тернопольской области Украины) поляков было не более 9%, православные составляли явное большинство.

Более благоприятным может показаться соотношение в Галиции, входившей в состав Австро-Венгрии. Согласно переписи 1910 года, на территориях современных Львовской, Ивано-Франковской и Тернопольской областей украинский язык считали родным 59%, а польский — 40%. Однако в число польскоязычных входили и евреи. Поляки преобладали во Львове — их там было свыше половины. Но в других городах большинство составляли евреи. Село же оставалось восточнославянским.

Как только после 1920 года на землях Западной Украины и Западной Белоруссии утвердилась польская власть, пошло наступление на языковые и религиозные права местного населения. Число украинских читален за первые годы польского правления сократилось втрое. На Волыни украинскими были только 11% школ при 77% украинского населения. Практика закрытия и даже уничтожения православных церквей была поставлена на поток. Греко-католические костёлы превращали в римско-католические.

На этнически чуждые территории отправляли военных поселенцев (осадников). Они получили 75% пустующих земель Западной Украины. Им предоставлялись льготные кредиты, списывались задолженности. Вопросы культуры, образования и религия находились в ведении военного ведомства и полиции. Доля украинцев и белорусов в Сейме не соответствовала их доле в численности населения.

Польские власти занижали численность «нетитульного» населения. Ряд историков по косвенным признакам установили, что численность белорусов в Польше составляла не миллион, а 1,7 млн. На территории Белоруссии поляки разрушили порядка 100 православных храмов. Недалеко от Бреста (в Берёзе-Картусской) действовал лагерь, где содержались политические заключённые. Членов украинских и белорусских политических организаций преследовали.

Безусловно, этническую карту региона изменила Вторая мировая война. Достаточно вспомнить резню на Волыни, устроенную украинскими националистами в 1943-1944 гг. Тогда они сожгли несколько сот сёл и уничтожили до 100 тысяч человек (чаще называют цифры в 55-60 тысяч). В 1947 году Советский Союз и Польша провели обмен населением, в результате которого сотни тысяч поляков уехали на этническую родину.

В то же время в составе Польши до сих пор существуют районы с большой долей украинского и белорусского населения. Окрестности Белостока и Бялы-Подляски отличает высокая доля православных белорусов. Со своей стороны, в Пшемысли (Перемышле), Ярославе, Хелме (Холме) до сих пор есть православные украинцы. Раньше их было ещё больше, но польские власти переселили многих из них на север и запад страны.

Сегодня более-менее крупная польская община существует только в Гродненской области Белоруссии. В Вороновском районе (на границе с Литвой) они составляют подавляющее большинство, а в целом по региону их более 21%. Это единственная область страны, где католиков больше, чем православных. Однако поляки по языку опять же не составляют большинства нигде, кроме отдельных деревень. В других районах Белоруссии поляков ещё меньше.

На Украине численность поляков (по переписи 2001 г.) — всего 144 тысячи человек, из них чуть более 10% считает родным языком польский. По всей вероятности, цифры занижены, но даже если увеличить их в пять раз, польским нельзя будет назвать ни один район страны. Разве что в Мостисском районе Львовской области сохранились польские сёла, и вполне возможно, что здесь доля поляков действительно приближается к половине или даже превышает её. Но больше-то нигде.

Говоря о своих территориальных потерях, поляки «забывают», что им их с лихвой возместили. Именно благодаря настойчивости СССР, Польша получила широкий выход к Балтийскому морю, которого у неё много сотен лет не было. Данциг стал Гданьском, Штеттин — Щецином. Вместо относительно отсталой Восточной Галиции Польша получила промышленно развитую Силезию, а её центр Бреслау теперь носит название Вроцлав.

При желании Белосток, Пшемысль, Хелм и ряд других городов в белорусско-польском или украинско-польском пограничье можно объявить восточнославянскими. Но бесконечное ковыряние в истории — это путь в никуда. От него пролегает дорога к бесконечным войнам. Сегодня восточная граница Польши приблизительно соответствует рубежам компактного проживания представителей польского народа, и никто её особо не оспаривает — разве что отмороженные украинские националисты из «Свободы» и «Правого сектора».

По итогам Второй мировой войны Польша не утратила этнически польские территории (может быть, за исключением Мостисского района и пары деревень близ Гродно). Потерянные ею «восточные окраины» когда-то завоевали польские короли. Проживавшее здесь православное население попало под власть польских магнатов, презрительно называвшее его «быдлом». Именно поляки насаждали униатство, пустившее глубокие корни в Галиции (и больше, кстати, нигде).

Так что лучше с историей не играть. Встречных упрёков Россия может предъявить немало. Но хочется надеяться, что делать этого не придётся.

Вадим Трухачёв