Всемирный Русский Народный Собор

Юго-Восток: смысл восстания

Говорят, русский народ родился на Куликовом поле, в день Рождества Богородицы. Лев Гумилев: «На Куликово поле пришли москвичи, серпуховчане, ростовчане, белозерцы, смоляне, муромляне и так далее, а ушли с него — русские». Сегодня, в день Благовещения Пресвятой Богородицы, то же самое — на площадях Донецка, Харькова, Луганска.

Народ Русского мира, разрезанный на части Габсбургами и Гоненцоллернами, Пилсудскими и Троцкими, Ельциными и Кравчуками, вновь обретает свою целостность и полноту. Среди восставших нет деления на «паспортных» русских и украинцев. Об этом говорят имена лидеров: Губарев, Харитонов и Чумаченко, Беда и Давиденко. Все — один народ.

Нам противостоит антисистема с отрицательным зарядом. Ее задача — «не быть русскими» любой ценой. Гумилев бы сделал вывод: ее цель — небытие. И метрики тоже не важны. Мечтающие вешать русских Филатовы и Балашовы хотят стать Парубиями и Тягнибоками. И шире — через границы: Болотная мечтает стать Майданом.

Начинается битва цивилизаций. Уличная война — самый неожиданный и самый реалистичный формат Третьей мировой. Актуальный формат для мира, где личное «я» больше не растворяется в коллективном «мы». Где все решает не приказ, а личный выбор.

В этом смысле опыт Донецка, Луганска и Харькова невозможно переоценить. Судьба Москвы и Владивостока, судьба Минска и судьба Севастополя решается сегодня на улицах восставших 6 апреля городов-героев.

Русский (без различия на «-ов» и «-ко») пассионарный взрыв Юго-Востока далеко превзойдет по своим последствиям трагикомедию Майдана. Вопрос уже не только в языке, налогах, федерализме и прочих вещах. Восставший Юго-Восток становится авангардом Русской Цивилизации. Он поднялся, чтобы защитить ценности и символы 1945-го года. Значит, речь идет о чем-то большем, выходящем за грани текущей политики. Речь идет о добре и зле.

По сообщению портала «Русская весна»