Всемирный Русский Народный Собор

Утверждение народного единства и суверенитета в служении Св. Сергия Радонежского

Отечественный мыслитель XXI века Ю. Ю. Булычев справедливо указывал, что курсы истории России содержат верный, но требующий существенного дополнения тезис о создании Московского государства как политическом процессе, организованном московскими князьями.

«Но за этим известным... политическим сюжетом необходимо видеть великий культурно-исторический сюжет формирования духовно-национальной общности русского народа», — справедливо утверждает он. На взгляд мыслителя, «Московское государство, существуя в условиях натуральной экономики, ослабленной политической традиции, суровых, слабо освоенных северо-восточных пространств, малой плотности населения и бездорожья, добивается в краткие сроки поразительных успехов почти что исключительно за счет создания мощного духовного поля притяжения, стянувшего русские души энергией традиционных религиозных святынь».

«Откочевав от старого днепровского очага, подвергшегося историческому разрушению, народ уединился в лесах центральной России, вновь воздвиг принесенную с собой святыню веры и раздул искру православно-национального самосознания, возгоревшуюся еще в киевские времена». Утверждение самобытных объединительных начал в жизни русского народа, единства русской национальной общности Ю. Ю. Булычев связывает с подвигом преподобного Сергия Радонежского.

Нельзя не согласиться с воззрениями мыслителя. Подвиг Св. Сергия — утверждение народного единства как единства в нравственной солидарности и духовной традиции. В деятельности Св. Сергия народное единство созидается с учетом всей глубины человеческой природы. Говоря современным языком, служение преподобного означает проектирование национального единства на основании метафизического понимания сущности человека, при опоре на его духовную конституцию.

Народное единство и суверенитет Св. Сергий менее всего «выводил» из исторических обстоятельств, из окружавшей его среды. Прежде всего, ему было дано узреть народное единство и суверенитет в мире абсолютных ценностей, в мире горнем, как духовно-нравственный императив, и уж затем, руководствуясь своими созерцаниями, он подвижнически претворяет этот императив в действительность. Говоря словами русского славянофила Ю. Ф. Самарина, Св. Сергий лицезрел в народности «не только фактическое проявление отличительных свойств народа в данную эпоху, но и те начала, которые народ признает, в которые он верит, к осуществлению которых он стремится, которыми он поверяет себя, по которым судит о себе и других».

Служение Св. Сергия — утверждение национальной целостности как торжество духовной нормы единства над фактом разобщения, ценности единения над данностью разделения, стремления к духовному самовыражению над материальной обусловленностью исторического процесса. Его подвиг — преодоление исторической «необходимости», своего «времени» и среды посредством нравственного действия, победа духовного смысла над средой и обстоятельствами, преображение действительности ценностью.

Дело Св. Сергия — возвышение над данным во имя нравственно заданного, претворяющее нравственные задания в подлинную историческую реальность. Его подвиг — в созидании единства народа через утверждение человека как носителя духовных начал. Речь идет о личности, которая ставит и реализует нравственные задачи, преодолевая «естественную логику» вещей и событий. Обратившись к моральным нормам, пребывающим в христианской традиции, Св. Сергий возвел формирование народного единства на новый нравственный уровень. Своей деятельностью он обозначил нравственные высоты народной жизни, показав, что возможна апелляция к духовно-возвышенной концепции общего блага в сложнейших исторических ситуациях.

С. Н. Булгаков когда-то верно нарек эпоху, следующую за жизнью Св. Сергия, как Сергиевскую эпоху в истории русского духа и творчества. Действительно, служение преподобного определило пути раскрытия народного единства в последующие времена отечественной истории. После Св. Сергия утверждение народного единства раз и навсегда стало восприниматься как стремление выразить общие духовные смыслы, несмотря на невзгоды, препятствия и трудности.

Народная солидарность — как достижимая в деятельном подвиге веры в общие духовные цели. Собирание народных сил соединилось с раскрытием превосходства морального единства над единством на базе материальных интересов, с демонстрацией нравственной независимости личности, веры в ее безусловное значение как духовной сущности, проводника в историю нравственно понимаемой свободы. По сути, вся отечественная история после служения святого может быть увидена чередой духовно-творческих подвигов, утверждающих народную целостность и суверенитет.

Речь идет о победах в ходе оборонительных войн, связанных с вольным освобождением народов от порабощения завоевателями, о стремительных модернизационных прорывах, превращающих страну в форпост современной науки и техники, о созидании шедевров искусства, имеющих мировое значение произведений литературы, интенсивном развитии философской мысли, когда, казалось бы, для этого не было «достаточных оснований» в предшествующей истории. Важно также увидеть за подвигом общественно-государственного строительства русского народа подвиг его духовной концентрации, собирания духовных сил, чем во многом объясняется своеобразие отечественного исторического процесса.

Применяя терминологию П. И. Новгородцева, надо сказать, что созидание единства русского народа исторически осуществлялось путем агиократии (греч. ἅγιος — святой, святость; греч. kratos — сила, власть, господство) — власти святынь в сердцах людей. Такое созидание означает формирование национального чувства и сознания общей связи, исходя из совести и духовных традиций. Оно подразумевает полагание национальной идентичности в моральной, глубокое нравственное измерение национальной идентичности, утверждение суверенитета через видение народа как устремленного к нравственным целям.

Агиократическое собирание русского народа нераздельно с непреложным присутствием добра в его жизни. Оно неотделимо от формирования действенной этики воли, вдохновляющей на деяние вопреки «необходимым» и «естественным» обстоятельствам и ограничениям, позволяющей преодолевать конформистскую психологию. Созидание национального единства посредством агиократии означало и означает непосредственное отношение национальной идентичности к вопросу о духовном достоинстве личности, видение народного единства образом жизни, имеющим свое основание в определенном понимании общих этических принципов, представление о неодинаковой ценности разных стилей человеческой жизни и предпочтение тех, которые способствуют нравственному преображению.

Александр Посадский, профессор Смольного института РАО (Санкт-Петербург), член Экспертного центра ВРНС