Всемирный Русский Народный Собор

20 миллионов заложников: что ждет русских соотечественников на Украине?

События, происходящие с ноября прошлого года на территории Украины, дают достаточный материал для размышлений. И прежде всего — о судьбе русских, живущих здесь.

Хотя в целом, в массовых акциях протеста, которые по традиции начались в центре Киева, а после переместились в некоторые области страны, ничего особенно нового для внимательного наблюдателя нет. Десять лет назад уже можно было наблюдать за чередой «бархатных революций» от Сербии до Грузии и той же Украины, проходящих по совершенно одинаковым сценариям, вплоть до мелочей — вроде графики и используемого набора слоганов-реплик. Что неудивительно, поскольку среди организаторов этих переворотов мелькали, в целом, одни и те же лица. Кончались эти «революции» также одинаково: к власти приходило правительство дилетантов и радикалов, что в конечном итоге приводило к обвалу в экономике и эскалации внутренних противоречий.

Начиная с 2011 года, можно наблюдать реализацию обновлённой стратегии по целевому демонтажу институтов власти в некоем государстве — стратегии уже не очень бархатной, выходящей своей публичной стороной за пределы массовых и мирных, с формальной точки зрения, демонстраций и концертов. Эта стратегия подразумевает возникновение жертв, единиц или десятков, которые резко повышают уровень эмоций, служат моральным оправданием для наиболее радикальных действий так называемой «оппозиции», зримым свидетельством «зверств режима», а при нужде способны выступить в качестве наиболее очевидного аргумента для внешней интервенции. Такой сценарий можно было видеть в Египте, Ливии, Сирии — а теперь и на Украине, с той же степенью совпадения деталей митингов на площади Тахрир-2011 и на Майдане-2013-2014.

«Захват важных зданий — символов государственной власти», которым упорно занимаются украинские «оппозиционеры», был обозначен как главная тактическая цель в листовках, обильно распространяемых в 2011 году по всему Египту. Призывы к воздерживающимся от личного участия в акциях неповиновения гражданам открывать доступ к точкам Wi-Fi для обеспечения бесперебойного информационного потока фото и комментариев о героизме мятежников и зверствах режима из Каира перекочевали в Киев. Что до нацистской речёвки «Слава Украине — героям слава», которую по любому поводу и чаще остального кричат украинские «тахрировцы», то выбор именно этого словосочетания выглядит предсказуемым на фоне ранее озвученных египетским коллегам рекомендаций «скандировать лозунги во славу Египта и свободы народа (в положительных формулировках)».

Составители подобных инструкций и методичек общеизвестны. И столь же ясно, с учётом массовости явления, можно спрогнозировать варианты дальнейшего развития событий. Египет, пройдя полосу беспорядков, разрушений, убийств на бытовой, религиозной и политической почве, изнасилований и мародёрства, смог удержаться на грани гражданской войны, хотя внутренняя обстановка в стране далека от спокойной. Жить богаче и «справедливее» население не стало: главное удовлетворение от революции в том, что она закончилась. Другим странам повезло меньше. Ливия после вторжения НАТО фактически не существует более как единая территория, распавшись на родоплеменные анклавы. Сирия, благодаря стойкости собственных армии и руководства, а также дипломатическим усилиям России, не прекратила своё существование, но занимает промежуточное положение — угроза распада государства очень высока, территория представляет собой классическую «чересполосицу» гражданской войны с весьма относительным над ней контролем как правительственных войск, так и мятежников.

Таким образом, перспективы Украины на фоне недавнего исторического опыта выглядят достаточно тревожно. Особенно с учётом того, что в случае Украины российским наблюдателям приходится иметь дело не с далёкими странами, по отношению к которым получается сохранять некоторую отстранённость, а с соседом и братским народом. Родственная связь с которым живёт и ощущается не только в тесных торгово-экономических кооперациях, но существует и в своём прямом смысле — практически у каждого человека по обе стороны границы найдутся, так или иначе, родственники в соседнем государстве. Что переводит тревогу в категорию не только геополитическую, но и персональную.

Воспринимать и обсуждать нынешний кризис украинской государственности обычно предпочитают с позиций цивилизационного выбора, политических симпатий электората, легитимности и демократичности правительства, соответствия ценностям и нормам, честности/продажности конкретного политика и т. д. Хотя с момента возникновения Украины как независимого государства, фундаментальная дилемма любых волеизъявлений на данной территории сводится к противостоянию пророссийских, русских взглядов, «русского мира» в его широком понимании, с антагонизмами такого же широкого спектра. Одним из наиболее очевидных проявлений этого самоидентификационного конфликта стал хрестоматийный труд второго президента Украины Леонида Кучмы «Украина — не Россия», который от заголовка до последней точки является попыткой склонить чашу мировоззренческих весов в конкретную сторону.

Этот конфликт, как шило из мешка, неизбежно вылезает при малейшем обострении общественно-политических дискуссий. Любые глобальные социологические вопросы, вне зависимости от того, как они формулируются, — поддержка или отрицание вступления в НАТО, предоставление русскому языку статуса второго государственного, популярность кандидатов в президенты, выбор между ЕС и ТС — делят географическую Украину примерно пополам, на северо-запад и юго-восток. Достаточно почитать предвыборные программы кандидатов в украинские президенты или народные депутаты, чтобы убедиться — все они концептуально декларируют либо решительный разрыв с Россией, либо столь же решительное с ней сближение. На фоне этих двух главных векторов политической мысли, все прочие экономические и общественные вопросы оказываются глубоко вторичными, а география с самого начала украинской государственности является ответом на многие вопросы.

Хотя, разумеется, в любом правиле бывают исключения. Юго-восток — это русский язык, каноническая Церковь, День Победы и её герои, ориентация на постсоветскую интеграцию, общая преемственность тех ценностей и взглядов, которые подсознательно ассоциируются со словом «русский». Запад — это подчёркиваемое отрицание русского языка, раскольники из так называемого «киевского патриархата» с униатами, памятники нацистам и усиленно развивающееся идейное наследие таковых, нападения на ветеранов, уничтожение мемориалов советским солдатам, демонстративное переименование улиц в «честь» террористов, оставивших кровавый след на территории России, наиболее активное участие в проектах по максимальному, и, желательно, бесповоротному отдалению Украины от России.

Нынешнее противостояние на улицах Киева служит лишним подтверждением устоявшегося географического, ценностного и религиозного разделения. Основной костяк Майдана составляют выходцы из западных областей Украины, руководство которых, фактически учинив мятеж, официально отправляло «на майдан» целые караваны автобусов с «мирными митингующими» ради борьбы с режимом, который защищают, с другой стороны, подразделения милиции, перемещённые в Киев с юго-востока. Логика такого перемещения проста — наряду с прочими факторами, альянс «восточной» милиции с «западным» народом и наоборот, к чему призывают идеологи Майдана, имеет наименьшую вероятность из возможных.

Собственно, уже мало кто вспоминает о том, что поводом для начала противостояния стало всего лишь решение президента Януковича дополнительно изучить условия создания Украиной и Евросоюзом зоны свободной торговли. За два месяца протестующие, сначала требовавшие немедленного возобновления «пути в Европу» — при том, что полный для Украины неприятных сюрпризов текст соглашения о ЗСТ прочитали и осознали лишь единицы — уверенно догнали египетских коллег по уровню агрессии, да так, что словосочетание «мирный демонстрант» даже в европейских СМИ стало встречаться намного реже. Слишком уж расходится благожелательная риторика с фото и видео, не говоря об информационных сводках.

Знамёна Евросоюза быстро сменились на флаги и стикеры организаций, которые никак не связаны с гуманизмом и правами человека. Фактический контроль за митингами держат структуры с самоочевидными названиями вроде «Тризуб» им. Степана Бандеры», «Правый сектор» и т. д., а идеологический базис задают нацисты из партии «Свобода», идеологи которой прямо называли своим партийным ориентиром НСДАП.

К каким последствиям может привести такое сочетание, компоненты которого призывают соратников «брать на митинг молотки и арматуру для строительства белого будущего»? Исключительно к тем, что и всегда. В захваченных правительственных зданиях «демонстранты» под руководством оппозиционных депутатов устроили пыточные камеры, куда попадают люди, на свою беду оказавшиеся в районе Майдана. Одинокому сотруднику в форме в центре Киева лучше не показываться — как в Гарлеме. Фиксируются многочисленные нападения на граждан, подозрительных с точки зрения какого-нибудь «революционного командира», возглавляющего отряд революционного патруля киевских улиц. С начала противостояния количество пострадавших от действий «мирных протестующих» милиционеров исчисляется сотнями, несколько сотрудников были убиты.

Призывы к таким действиям звучат совершенно открыто, никто за них не преследует. Так, убивать бойцов спецподразделения «Беркут» — а конкретно, сталкивать их под вагоны метро — призвал оппозиционный политик Андрей Лозовой. И он далеко не одинок в своей агитации, его поддерживают народные депутаты Украины и так называемая «творческая интеллигенция».

Существует полтора десятка сайтов, на которых составляются списки сотрудников правоохранительных органов с личной информацией и сведениями о проживании их семей, на которые начата охота с целью давления на сотрудников. В квартиры бойцов внутренних войск вламываются неизвестные и устраивают в них погромы.

Многие военнослужащие из Днепропетровска и Николаева эвакуировали — здесь это слово вполне уместно — семьи в «свои», надёжные регионы — в Крым и Севастополь. Где, одновременно с другими городами юго-востока, началось реакционно-стихийное формирование собственных народных дружин. Очевидно, что нет никакого смысла говорить о желании этих людей поддержать политическую карьеру президента Януковича или его приближённых. Просто в условиях, когда государство прекратило выполнять свою охранительную функцию, а фашисты при поддержке других всевозможных радикалов перешли к террору мирного населения, поводом для которого является недостаточная «украинскость» последнего — людям приходится обеспечивать собственную безопасность самостоятельно. Тем более, что противостояние нацистам отнюдь не сводится к линии «милиция — демонстранты». Угрозы получают обычные граждане, известные своим неприятием нацистской идеологии, которых боевики с Майдана обещают вешать.

Общественное противостояние на Украине дошло до стадии, когда понятие «свои» и «чужие» приобрело пугающую ясность, инстинктивно объединяющую население против общего врага. В полном соответствии с методичками, передовые отряды «демонстрантов» предприняли скоординированные попытки захвата областных администраций — и снова проявился тот самый географический водораздел. Акции по захвату обладминистраций на юго-востоке страны успехом не увенчались. Их сорвала даже не милиция, а собравшиеся обозлённые жители, которым ценности переходящей в нацизм евроинтеграции оказались чужды.

1 февраля экстренный Всеукраинский слет руководителей первичных организаций Партии регионов принял решение о создании Всеукраинского общественного союза «Украинский фронт», в состав которого войдут общественные объединения и организации, представители политических партий и граждане, которые захотят присоединиться к нему. Символом «Украинского фронта» была избрана Георгиевская лента. Как заявил председатель Харьковской ОГА Михаил Добкин, «название «Украинский фронт» особенно символично», поскольку он «начнет зачищать и очищать украинскую землю от тех, кто пришел сюда с оккупационными планами». Также он назвал происходящее в стране «плохой пьеской», сценарий которой «написан не в Украине». «Действующие лица этой дурной пьески оказались доморощенными, имеют удостоверения депутатов всевозможных рад, в том числе и Верховной. Кучка оголтелых националистов, спустившись с Говерлы, вооружившись не только сценарием, но и дубинками, решила, что они и есть тот единственный украинский демос, который способен продуцировать национальную идею и провозглашать ее от имени всего украинского народа», — заявил Добкин.

Несмотря на эмоции, речь государственного служащего из Харькова весьма ярко иллюстрирует состояние дел на Украине. Сейчас Украина действительно обладает сразу всеми внутренними противоречиями, способными привести к гражданской войне даже по отдельности, многие из этих противоречий взаимно усиливают друг друга, создавая кумулятивный эффект, и уже дошли до той стадии, когда речь идёт о вполне ощутимом прямом противостоянии агрессивных нацистских движений Галиции и граждан юго-востока страны.

Сбор добровольцев был объявлен в Севастополе — одновременно со стартовавшим флеш-мобом «Отстаивайте же Севастополь!», помимо местных жителей желание участвовать в защите города изъявили казаки Волгограда. Представители волгоградского казачества готовятся отправиться в Севастополь для охраны административных учреждений города и защиты местного населения от «неофашистов-бандеровцев». По словам атамана Владимира Головко, казаки из Волгограда направляются с миссией защиты местного населения и муниципальных органов власти от радикально настроенных украинских националистов. Из 350 желающих поехать на Украину пока отобрали две сотни волонтеров. Еще двести человек должны будут отправиться во вторую смену. «Мы отдаем предпочтение тем, кто отслужил в армии, и тем, кто служил в правоохранительных органах. Наши добровольцы — это представители четырех казачьих охранных агентств, среди них — профессиональные охранники и детективы, имеющие разрешение на оружие и ношение спецсредств», — уточнил Владимир Головко.

С 25-27 января 2014 г. компания Research & Branding Group проводит исследование общественного мнения жителей 23-х областных центров Украины, городов Киев, Севастополь и Симферополь относительно их отношения к нынешнему политическому кризису. Один из вопросов: «Угрожает ли Украине гражданская война?». Так или иначе, такую угрозу признало 90% опрошенных.

Разумеется, игра массовых протестов на Украине ещё не закончена. Несмотря на угрожающие тенденции, в силу которых наши соотечественники для собственной безопасности вынуждены объединяться друг с другом и теми государственными служащими, которые услышали мнение своих сограждан. Однако, учитывая опыт Египта, Ливии и Сирии, необходимо помнить: как минимум 20 миллионов наших соотечественников могут помимо собственной воли оказаться одной из сторон во вполне вероятной гражданской войне, которая может прийти на их землю в любой момент.

Андрей Полевой