Всемирный Русский Народный Собор

Коренной перелом на демографическом фронте России

Положительный прогноз, который давали эксперты ВРНС в предыдущих демографических публикациях, сбылся: впервые с 1991 года в России рождаемость превысила смертность.

Тринадцатый год, вопреки нумерологическим суевериям, отнюдь не стал несчастливым в отечественной демографии. По итогам года в нашей стране умерло на 23 тысячи человек меньше, чем родилось. Положительный естественный прирост зафиксирован впервые с начала реформ. Решающую роль в позитивных переменах сыграл устойчивый, наблюдаемый с 2000 года, рост рождаемости. В минувшем году на свет появилось 1 миллион 901 тысяча россиян — на пять тысяч больше, чем год назад.

Прирост в пять тысяч кажется незначительным, если не учитывать два важных обстоятельства. Во-первых, предыдущий, 2012-й учётный год был високосным и содержал один дополнительный день, что означало исходную фору в пять с лишним тысяч рождений. Во-вторых, среди части соотечественников бытует суеверие о хрупкости браков, заключённых в високосные годы. В результате каждый високосный год отмечается достоверное снижение частоты свадеб. Так было и в 2004-м, и в 2008-м, и в 2012-м. Естественно, уменьшение числа браков ровно через год аукается в рождаемости.

Однако 2013 год, как мы видим, преодолел и високосную фору своего предшественника, и ожидаемое проседание рождаемости из-за свадебных суеверий, поставив своего рода демографический рекорд. Это свидетельствует о том, что рост рождаемости в нашем Отечестве носит устойчивый, качественный характер. Даже снижение числа первенцев в результате отрицательных колебаний брачности перекрывается непрерывно увеличивающимся количеством вторых и третьих рождений.

Если сравнить нынешний уровень рождаемости с показателями 1999 года, когда было достигнуто «демографическое дно», разница получится очень внушительная. Так, во время «эпохи Путина» количество рождённых детей увеличилось на 56,6%; общий коэффициент рождаемости (то есть число детей, рождённых на 1000 человек населения) вырос на 60%; а специальный коэффициент рождаемости (число детей, рождённых на 1000 женщин фертильного возраста) поднялся на целых 72%. Это говорит о радикальном изменении родительских установок. Если в конце девяностых годов абсолютное доминирование получил идеал однодетной семьи, то сегодня общепризнанной нормой вновь стала двухдетность.

Чрезвычайно важным фактом является то, что локомотивом положительных перемен стал рост русской рождаемости. Русский народ, понёсший наиболее тяжёлые демографические потери в ходе шоковых перемен, сегодня демонстрирует самые высокие темпы восстановления репродуктивных показателей. Однако скептикам, привыкшим к тому, что русские переживают тяжелейший демографический кризис, трудно отказаться от сложившегося стереотипа. (Нередко этот скепсис подпитывается и политическим самовнушением). Поэтому в информационном пространстве получили широкое хождение версии о том, что рост рождаемости в России, конечно, есть (игнорировать это стало уже невозможным!), но обеспечен этот рост исключительно мигрантами и радикальной сменой национального состава. Это заблуждение, которое противоречит выводам элементарного демографического анализа.

Хотя в России не ведётся учёт рождений по национальному признаку, нетрудно заметить, что наиболее высокие темпы роста рождаемости наблюдаются в регионах, где абсолютно преобладает русское население. Для того, чтобы исключить количественный миграционный фактор, удобнее оперировать не абсолютным количеством рождений, а общими коэффициентами, то есть числом рождений на 1000 жителей. Как мы уже говорили, с 1999 по 2013 год общий коэффициент рождаемости в России вырос на 60%. В каких же субъектах федерации рождаемость росла темпами выше средних?

Абсолютным рекордсменом оказался Санкт-Петербург, где за 14 лет число новорожденных увеличилось на 106%. Затем идут Свердловская область (плюс 81%), Новосибирская и Омская (по 80%), Ярославская и Московская (по 78%), Хабаровский край (78%), Вологодская область (75%), республика Хакасия (72%), Кировская область (71%). Как видим, все ведущие регионы отличаются преобладанием русского населения. При этом из пятёрки субъектов, подвергающихся наиболее высокому миграционному давлению и потому претерпевших наибольшие изменения в национальном составе (Москва, Ставропольский и Краснодарский край, Московская и Ростовская области), в число лидеров демографического возрождения вошёл только один. Остальные центры притяжения внешней и внутренней миграции даже не превзошли среднероссийских показателей. Это указывает на невысокую роль миграции в процессе демографического возрождения страны.

Перечислим в порядке убывания те субъекты Федерации, где общие коэффициенты рождаемости росли темпами выше средних, причём увеличение уложилось в диапазон от 60 до 70 процентов. Это Ивановская, Калининградская, Калужская, Челябинская области, республика Мари Эл, Новгородская область, республики Коми и Тыва, Тюменская, Костромская, Кемеровская, Самарская, Орловская, Смоленская, Тверская области, Красноярский край, ХМАО, Пермский край, Иркутская область и республика Бурятия. Обратим внимание, что только в двух регионах из тридцатки лидеров русское население не составляет большинства — это республики Мари Эл и Тыва.

Стоит также заметить, что минимальный прирост общих коэффициентов рождаемости за прошедшие 14 лет зафиксирован в Чечне, Дагестане, Калмыкии, Ингушетии и Якутии. Это к сведению тех, кто испытывает панический страх перед «кавказской угрозой» и обвиняет «путинский режим» в «геноциде русских». Пожалуй, признаки косвенного русского этноцида можно было усматривать в показателях последнего десятилетия ХХ века, но, начиная с 2000 года, ситуация уверенно выправляется и огромный разброс в этнической рождаемости довольно быстро выравнивается. Например, сегодня амплитуда рождаемости в областях с преимущественно русским населением колеблется от 9,6 (Тамбов) до 17,0 (Тюмень), а в северокавказских республиках от 13,8 (Карачаево-Черкесия) до 24,9 (Чечня) — то есть цифры различаются менее чем в полтора раза, хотя не так давно можно было говорить о двойном и даже тройном разрыве.

Любопытно также сравнить репродуктивные установки наших современников с уровнем последнего советского, 1990 года. Снова проанализируем динамику общих коэффициентов рождаемости, так как этот показатель лучше, чем абсолютные цифры, говорит об изменениях родительских настроений и вытекающего отсюда размера семьи. Итак, уровень 1990 года превзойдён сегодня в четырёх округах: Уральском, Северо-Западном, Сибирском и Центральном. Список регионов, перешагнувших дореформенные рубежи, расположенный в порядке убывания, выглядит так: Свердловская область, Санкт-Петербург, Московская область, Республика Алтай, Новосибирская область, ХМАО, Пермский край, Москва, Тюменская, Кемеровская, Ярославская, Челябинская области, республики Коми и Хакасия, Алтайский и Камчатский края, Вологодская, Нижегородская, Оренбургская, Томская, Кировская, Мурманская области, Красноярский и Краснодарский края, Костромская и Самарская области.

Всё это, за исключением Республики Алтай, регионы с преобладанием русского населения. Сравнение с уровнем рождаемости 1990 года также свидетельствует, что в начале XXI века русский народ наиболее успешно преодолевает демографический кризис девяностых. Это закономерно и справедливо — ведь именно русские пострадали от демографического кризиса сильнее других.

Послесловие: Сказанное вовсе не означает, что все демографические проблемы в России решены и теперь можно почивать на лаврах. Достигнутый успех требует закрепления, требует новых энергичных мер семейной поддержки, так как в ближайшее время страна должна испытать так называемое «эхо шоковых реформ». Ведь когда основная материнская когорта будет укомплектована малочисленным поколением девяностых, нас может ожидать новый провал.

Владимир Тимаков, член Экспертного центра ВРНС