Всемирный Русский Народный Собор

Медиа-спонсоры терроризма на Кавказе делают ставку на раскол русского народа

4 июня 2013 года на официальном сайте фонда Jamestown Foundation была опубликована статья «Казачий сепаратизм снова на подъёме», автор которой, широко известный в американских экспертных кругах Пол Гобл, поделился с миром собственным мнением по поводу казачества и сепаратистских тенденций на юге России.

Пол Гобл пишет: «В это время, шестьдесят восемь лет назад, западные союзники принудительно вернули в Советский Союз более 2000 казаков, воевавших на стороне Германии против Сталина во время Второй мировой войны. Некоторые были казнены, а еще больше умерло на советских урановых рудниках. Но казаки продолжают помнить то, что они называют «трагедией Линца», потому что это подчеркивает тот факт, что, хотя большинство казаков в настоящее время считают себя защитниками русского государства, все большее число считают, что они — нация угнетенных Москвой и заслуживают самоопределения на конкретной территории.

Парадоксально, но за этим новым подъемом казачьего сепаратизма стоит Кремль, использующий казачьи формирования не только в центральных городах России, но на Северном Кавказе. Три наиболее важных из 13 казачьих «войск», расположенные на Дону, Кубани и Тереке имеют корни на Северном Кавказе, создав там казачьи государства во время Гражданской войны в России. Их усилия были так сильны, что советское государство начало неодобрительно относиться к любой деятельности казаков, и приняло меры для того, чтобы казаки никогда не могли бы стать проблемой для СССР и его республик. После распада Советского Союза, Москва была более почтительной к казакам в надежде, что они могли бы помочь контролировать Кавказ и кавказцев, но не была готова дать им возможность восстановить собственные территориальные единицы, несмотря на существование нерусских автономий. Проказачий писатель Андрей Коваленко отмечает, что отказ Москвы поддержать казаков, даже если это поспособствует защите русского государства, толкает все большее количество членов этого сообщества к тому, чтобы воспринимать себя как нацию с территориальными правами».

Приведённая обширная цитата полезна тем, что Пол Гобл смог парой абзацев изложить суть идеологического фундамента «казачьего сепаратизма». Который, наряду с прочими явлениями такого рода на территории России, представляет собой действующий проект, на реализацию которого бросаются существенные ресурсы. Сам Пол Гобл, как уже говорилось, личность известная, успевшая получить солидный вес и авторитет. Он считается экспертом по этническим и религиозным процессам в Евразии, сотрудничает с многочисленными учреждениями, занятыми в сфере так называемого «продвижения демократии». Работал в дипломатической академии Азербайджана, Госдепартаменте США, ЦРУ, сотрудничал с радиостанциями «Голос Америки», «Свободная Европа», многими другими организациями, в том числе и с Институтом мировой политики, который, фактически, является кузницей кадров для подразделений ЦРУ, специализирующихся на контрразведке, пропаганде, информационных спецоперациях, политическом воздействии и использовании социальной активности. Данное учебное заведение отнюдь не ограничивается теоретическими изысканиями — его сотрудники принимали самое практическое участие в формировании победы Виктора Ющенко на выборах 2003-2004 гг.

Также Пол Гобл связан с «Фондом Карнеги за Международный Мир», дружен с властями стран Балтии, высоко оценивших его научную поддержку в вопросах обретения независимости и вывода «русских сил с ранее оккупированных территорий», а главным трудом его жизни считается пятитомник с обзором этнической и национальной ситуации на территории бывшего СССР, которая в первую очередь рассматривается как пространство возможностей. Разместивший статью Гобла Jamestown Foundation вполне соответствует прочей карьере эксперта.

Организация была основана в 1984 году при поддержке ЦРУ как «нацеленный» на территорию СССР аналитический центр, попутно выполняющий роль места высокооплачиваемой работы для привыкших к хорошей жизни советских перебежчиков. Фонд возглавил Уильям Геймер (William Geimer), с которым работал бежавший в США Аркадий Шевченко (бывший чрезвычайный и полномочный посол Советского Союза и заместитель Генерального секретаря ООН), а также Иона Почепа — бывший руководитель румынской разведки. Как сообщает сайт Jamestown Foundation, такой альянс перебежчиков и ЦРУ быстро привёл к тому, что центр «стал ведущим источником информации о внутренней работе закрытых тоталитарных обществ», которым Jamestown Foundation принёс «демократию и личные свободы», в чём особенно помог Шевченко, сообщивший новым коллегам инструменты советской дипломатии, стратегии и тактики управления в разгар «холодной войны».

Несмотря на то, что «холодная война», как нас регулярно уверяют из-за океана, давно закончилась, фонд закрываться не собирается. 4 апреля 2006 года в Вашингтоне фонд провёл семинар «Кавказский фронт Садуллаева: перспективы нового Нальчика» с понятным идеологическим наполнением. 28 ноября 2007 года состоялся семинар под названием «Будущее Ингушетии», в котором принимали участие бывшие боевики Аслана Масхадова, причём один из них выступил с докладом «Ингушский джаамат — новое лицо сопротивления на Северном Кавказе». Среди тезисов, получивших одобрение участников семинара, — сообщение о том, что в Ингушетии сложилась «революционная ситуация» и единственные, кто может «исправить ситуацию», — это отряды боевиков во главе с известным бандитом и террористом Ахмедом Евлоевым. Последним штрихом в портрете может быть то, что среди руководства фонда — Збигнев Бжезинский.

История «казачьего сепаратизма» является поучительным, и, к сожалению, злободневным примером того, как практически любая социальная группа может стать объектом информационного воздействия, мутировать, приобрести качественно новые виртуальные характеристики и неожиданно для всех, включая саму себя, начать работать на цели, прямо противоположные изначальным. Причём объектность попавшей под удар социальной группы даже не скрывается: в зависимости от тактической ситуации, информационные векторы могут меняться в любую сторону. И если летом 2013 года казакам сообщали, что они — угнетённая Москвой группа, которой нужна своя территория и национальная самобытность, то весной 2010 года тот же самый Jamestown Foundation был менее комплиментарен.

В публикациях того периода сообщалось, что Кремль хочет возрождения казачества только с одной целью — чтобы казаки, как пришлое население, помогали силовикам убивать, калечить и всячески унижать коренные народы Кавказа. При этом сотрудники фонда использовали глубокое знание ситуации на юге России. Так, исходя из знания точной численности терских казаков, точной площади сельхозугодий, якобы необходимых для возрождения казачьих хуторов, «доказывалось», что «пришлые казаки» требуют себе в десятки раз больше земли, чем имеют её «здешние горцы».

Таким образом, тактически казаки могут быть представлены как жертвы Москвы или как орудие Москвы для насилия над народами Кавказа. Как коренное население, имеющее права на территорию — и как захватническая орда. Стратегически, впрочем, цель и чаемый результат от этого не изменяется: развал России на максимально возможное количество враждебных национальных и псевдонациональных анклавов.

Казачество справедливо полагается самобытным и специфическим слоем общества, формировавшимся в условиях фронтира и потому выработавшим определённый жизненный уклад, традиции и обычаи. Правда, это никак не подразумевает этнического дифферента от общерусского поля. «Официальные» попытки сделать из сословия этнос начались сравнительно недавно. Так, Пол Гобл сообщает об имеющихся на территории РФ активистах, которые «в Новочеркасске, в полуподпольных условиях, готовят конституцию новой Донской республики и готовят соответствующие документы для отправки в ООН».

Не далее как 14 октября 2009 года в станицу Старочеркасскую на 2-й Общенациональный съезд казачьего народа съехалось 360 представителей казачьих округов. Избрали атамана Юдина, поручили ему до следующего, 3-го Съезда, «сформировать Правительство ДКР, подготовить проект Конституции ДКР и все необходимые правовые акты, регламентирующие жизнедеятельность ДКР». Дополнительно на Съезде было принято решение «демонтировать памятники, установленные врагам Казачьего Народа на территории ДКР».Указанное мероприятие сопровождалось обязательным в таких случаях всплеском сетевой активности, на многочисленных интернет-ресурсах появилось большое количество «интернет-казаков», которые призывали всех свергать «путинскую систему», «преступный строй» и формировать «свободное от влияния Москвы независимое Донское государство», для чего необходимо прежде всего создавать вооружённые отряды «вольных казаков» и вести партизанскую войну за суверенитет.

Дошло до того, что инициативы «казачьих сепаратистов» были радостно приняты на печально известном сайте «Кавказ-центр», где информация о стадиях формирования Донской повстанческой армии соседствовала со сводками преступлений боевиков-исламистов. Можно справедливо заметить, что 360 человек — это немного. Но если эти 360 человек будут сняты с нужного ракурса, им в поддержку организуется несколько фондов с неизвестно откуда берущимся, но обильным финансированием — то последствия очень трудно просчитать. Как это бывает, можно увидеть на примере отделения Черногории от Сербии.

Среди ресурсов, посвящённых обоснованию казачьей национальной самобытности, особой популярностью пользуется изданная при Академии наук в 1799 году книга «Описание всех обитающих в Российском государстве народов», а точнее, её четвёртая часть с очень подходящим названием «О народах монгольских, об армянах, грузинах, индийцах, немцах, поляках и о владычествующих россиянах, с описанием всех именований козаков», которые явно выделены в отдельную от россиян группу — наряду с немцами и индийцами.

Правда, раздел «Козаки» не оставляет надежд на национальную казачью самоидентификацию. Поскольку сообщает: «Козаки, в рассуждении воинских обязанностей их, и при том так же и упражнения в земледелии, скотоводстве и домоводстве, пользуясь при том некоторыми вольностями и другими выгодами, составляют, якобы, особенную часть и состояние Российских Народов, обитающих в России: но они не особливый какой Народ (разумея коренных козаков), а те же Россияне».

В современном российском обществе XXI века казачеству предоставлена уникальная возможность для реализации собственного потенциала и представления им образцовой модели патриотического воспитания молодежи, которую можно наблюдать на вполне успешном примере работы казачьих кадетских корпусов, спортивных секций, культурных программ и поисковых работ. Государственная поддержка казачества, реализация Стратегии развития государственной политики Российской Федерации в отношении российского казачества до 2020 года, так же создают все условия для успешного продолжения возрождения казачества, в первую очередь, ассоциирующегося с доблестью, патриотизмом и защитой рубежей единого Отечества. С чем никакой сепаратизм попросту несовместим.

Вместе с тем, глупо и пагубно отрицать существование «казаков-сепаратистов», которые, можно не сомневаться, при удобном случае будут продолжать попытки официального признания себя отдельной, и, желательно, «угнетённой нацией», с апелляцией к мировому сообществу во имя международного признания. Поскольку статья Пола Гобла заканчивается тем, что «само возрождение казачества еще больше подрывает усилия Владимира Путина по созданию единой версии русского прошлого».

Принципиально, впрочем, что усилия российских властей и патриотических кругов по созданию системы ценностей и оценок, ведущей к созиданию, межнациональному и межконфессиональному миру, были замечены. И такая версия будущего России — единой, сильной и свободной от внутренних очагов напряжения — многих, как видим, не устраивает.

Александр Вишняков, член Экспертного центра ВРНС