Всемирный Русский Народный Собор

Пиратство у берегов Сенегала: разбой или борьба за промыслы?

3 января нынешнего года, вблизи африканского побережья произошёл достаточно странный инцидент: российский траулер «Олег Найденов», принадлежащий зарегистрированной в Мурманске компании «Феникс», был задержан сенегальскими военными.

Траулер был задержан кораблём «Ferlo», с которого был спущен быстроходный катер с пулеметом, на котором к «Олегу Найденова» прибыла вооружённая группа лиц и потребовала следовать в столицу Сенегала Дакар. В заявлении капитана судна, которое было обнародовано Росрыболовством, сообщается, что со стороны военных была предпринята попытка с применением грубой физической силы посадить капитана нашего траулера в катер военных, чему помешали действия экипажа. Через некоторое время подошёл второй сенегальский корабль, высадивший на борт «Олега Найденова» подкрепление — благодаря чему сенегальские военные получили контроль над судном, обращаясь с экипажем весьма далёким от норм образом.

«Эти военные меня, капитана, с применением грубой физической силы бросили на палубу, надели наручники и опять же с применением грубой физической силы вывели к штормтрапу правого борта и посадили на палубу. Мне было заявлено, что если мое судно не даст ход и не проследует в Дакар, меня отвезут на военный корабль «Ferlo» и доставят в Дакар на нем, а затем будут разбираться с самим судном и экипажем. При всем при этом экипаж судна под угрозой применения оружия был выведен на верхнюю палубу и оставался там продолжительное время», — говорится в заявлении капитана. Официально заявлено о наличии двух серьёзно пострадавших членов экипажа — капитан Манторов, с диагнозом «опущение почек», и буфетчица, у которой подозревают перелом руки.

Исполнительный директор компании-судовладельца Юрий Паршев сообщил, что на судне все спокойно, но «моральное состояние у людей тяжелое». У всех россиян сенегальские военные забрали паспорта. По его словам, траулер находится в закрытом для доступа посторонних военном порту, однако связь с судном, которую пытались ограничить сенегальские военные, работает, экипаж может общаться с родственниками, а капитан информировать о ситуации в целом.

С точки зрения международного права, у экипажа «Олега Найденова» не было никаких причин подчиняться требованиям сенегальских военных. Как уже говорилось, судно находилось в территориальных водах Гвинеи-Бисау, которая представляет собой субъект международного права. Само по себе вторжение в его территориальные воды корабля соседнего государства является недружественным и провокационным актом, а захват в этих территориальных водах гражданского судна третьей стороны — это ничто иное как «пиратство», преступление международного характера. Тем более очевидное, поскольку сенегальские военные под угрозой применения оружия захватили судно и принудили его отправиться в нужный им порт.

Власти Гвинеи-Бисау немедленно ответили Сенегалу — насколько это позволяет региональная специфика. По инициативе Гвинеи-Бисау был расторгнут двусторонний договор о рыболовстве, составляющем существенную долю экономик обеих стран, сосредоточенной вокруг сельского хозяйства и рыболовства (82% работающих и 62% ВВП в Гвинее-Бисау, 75% работающих и 14% ВВП — в Сенегале). Также гвинейские вооружённые силы арестовали несколько подвернувшихся сенегальских рыболовецких лодок и шаланд, в ультимативной форме потребовав освобождения российского траулера и официальных извинений Дакара. Попытки разрешить инцидент в сжатые сроки результатов не дали. Поскольку захваченное судно находится в военном, т. е., подконтрольном государству порту, то объяснения произошедшего логично было бы ожидать от правительства Сенегала. Однако его до сих пор нет.

5 января министр рыболовства и морских дел Сенегала Хайдар эль-Али сообщил, что власти страны намерены арестовать груз траулера стоимостью в 540000-550000 долларов и взыскать штраф за несанкционированную рыбную ловлю в размере 305 тыс. евро. Поскольку траулер был захвачен в территориальных водах другого государства, в исключительной экономической зоне Гвинеи-Бисау, и вёл промысел на основании выданной правительством страны лицензии, вскоре прозвучало уточнение от Хайдара эль-Али — «Олег Найденов» является «судном-рецидивистом», что и оправдывает факт задержания, а также служит основанием для увеличения штрафа до 610 тысяч евро с конфискацией орудий и средств промысла.

8 января стало известно, что переговоры между властями Сенегала и российской делегацией, в ходе которых должна была решиться судьба экипажа траулера, сорвались. Встреча президента Сенегала Маки Салла и представителей Федерального агентства по рыболовству не состоялась по необъясненным причинам. «Ситуация искусственно затягивается, вероятно, отрабатывается заранее подготовленный сценарий», — прокомментировал ситуацию представитель Росрыболовства в Сенегале Александр Бирюков.

Российское рыболовное ведомство выдвигает две возможные причины срыва переговоров. По мнению чиновников, сенегальская сторона могла перенести переговоры в связи с отсутствием четко выработанной позиции по данному вопросу. Согласно второй версии, на руководство страны оказала давление экологическая организация Green Peace.

Стоит отметить, что, скорее всего, ответ нужно искать на стыке этих возможных причин. Чётко выработанная позиция может появиться лишь после серьёзных размышлений: из формулировки изложенных к настоящему моменту претензий следует, что «Олег Найденов» — очень уж злостный рецидивист, ради захвата которого вполне уместно вторгнуться на двух кораблях в территориальные воды другого государства и заняться пиратством.

Впрочем, вся доказательная база злонамеренных деяний российского судна действительно сводится к заявлениям организации Green Peace. Так, в своих регулярных дайджестах, Green Peace обвиняет российские траулеры в различных нарушениях с 2010 года, а в феврале 2012 г. представители Green Peace заявляли, что судно осуществляет незаконный лов рыбы в территориальных водах Сенегала. В качестве доказательства связи «экологов» и ареста траулера, Росрыболовство приводит пресс-релиз организации, в котором Green Peace «подтверждает свою поддержку правительству Сенегала в претворении в жизнь законодательства, связанного с рыбным промыслом, и призывает президента и его правительство оставаться твердыми в своей решимости положить конец противоправным действиям». «Получается, что армия суверенной Республики Сенегал действует по команде Green Peace», — заявил руководитель Центра общественных связей Росрыболовства Александр Савельев.

Представители «экологов» предсказуемо возмутились таким предположением. «Никакой провокации со стороны Green Peace нет. Мы также против силовых действий по захвату судна, которые применили военные Сенегала. Это просто за гранью добра и зла, мы против такого насилия», — подчеркнул руководитель энергетической программы организации Владимир Чупров. «То, что мы делаем во всех странах, — мы требуем от властей максимально предотвратить незаконный вылов рыбы», — подытожил он.

Как уже говорилось, нет никаких причин полагать промысел «Олега Найденова» незаконным. Он вообще не имел никакого отношения к юрисдикции Сенегала. А осмотревшая судно сенегальская комиссия, изучив судно, документацию, журналы, разрешения, груз и промвооружение, не оставила в итоговом акте никаких замечаний.

Что до аргументов в пользу причастности Green Peace к инциденту, то косвенных улик набирается немало, особенно в ретроспективе. Так, судно «экологов» «Arctic Sunrise» — то самое, которое в сентябре 2013 года доставило на нефтяную платформу «Приразломная» команду активистов Green Peace, пытавшихся таранить катера российских пограничников и захватить платформу, в последние два года усиленно «опекало» российские и европейские траулеры в районе Сенегала. Как сообщают ресурсы Green Peace, их судно 15 февраля 2012 года срывало промысел российского траулера «Василий Лозовский», а 24 февраля и 2 марта 2012 года добралось и до «Олега Найденова», которому традиционно срывали работу и нарисовали на борту надпись «Грабёж и хищение». В тот же временной период досталось траулеру «Maartje Theadora» в водах Мавритании — от него баллончиками с краской потребовали «остановить субсидируемый ЕС грабёж».

Учитывая то, что министр рыболовства Сенегала Хайдар эль-Али — известный эколог, дружественный Green Peace, версия о возможной причастности «экологов» к ситуации вокруг «Олега Найдёнова» заслуживает внимания. Во всяком случае, до тех пор, пока власти Сенегала не приведут собственные аргументы: с чего бы им вздумалось захватывать российское судно в водах соседнего государства? Хотя, быть может, эти аргументы озвучивать и не планируется — в сенегальской газете Liberation 7 января появилась информация, что владельцы траулера ведут с Сенегалом переговоры о выплате порядка 1 млн долларов.

То, что Green Peace относится не столько к непосредственной защите окружающей среды, а, скорее, может считаться флагманом так называемого «greenmail», шантажа и давления, в котором экология выступает в виде инструмента, известно достаточно давно. И было бы некорректно считать, что инцидент с «Олегом Найденовым» представляет собой банальную месть «Arctic Sunrise» за провал акции на «Приразломной». Учитывая предыдущий опыт, скорее можно предположить мотивы более высокого порядка.

Некоторое время назад Green Peace опубликовал обзор «The Plunder of a Nation’ s birthright», посвящённый рыбному промыслу в Сенегале 2010-2012 гг. Учитывая специфику организации, обзор посвящён темпам «разграбления» Сенегала европейскими и российскими траулерами. Но в нём совершенно отсутствует такой потребитель сенегальской морской продукции, как Китай, который, несмотря на своё значительное присутствие в экономике Сенегала и большой интерес в продовольствии, никак себя, если верить Green Peace, не проявляет. А все беды проистекают исключительно от Евросоюза и России. Кроме того, в сводной таблице обзора присутствует графа «Суда, имеющие лицензию, но не занятые промыслом в 2012 году». В ней упомянуты пять судов, находящихся в собственности некой компании Sustainable fishing resourсes из Китая, а также два предположительно французских траулера. При этом интерес Китая к рыбным запасам Сенегала имеет достаточный масштаб для создания там двух подразделений The China National Fisheries Association (CNFC) — государственного, по сути, учреждения, занятого обеспечением продовольственной безопасности Китая. При этом, несколько имеющих лицензию на промысел китайских судов эту лицензию не используют, исходя из документов.

Как уже заявили представители МИД России, предпринимаются все необходимые действия для скорейшего освобождения попавшего в плен траулера. Параллельно с этим процессом, наверняка должна появиться ясность о сути «сенегальского инцидента» — это ответ Green Peace и лояльных к нему сенегальских чиновников на позицию России по многим международным вопросам, и тогда станет понятно, что это или борьба за доступ к рыбным ресурсам, или банальный шантаж с целью получения миллиона долларов от компании-владельца захваченного корабля.

Андрей Полевой