Всемирный Русский Народный Собор

Севастополь, 35-я батарея: плацдарм будущего

За пять лет на месте пустыря и стихийной свалки в Севастополе был создан огромный мемориальный комплекс (около 8 га, подземные сооружения — около 5 000 кв. м.), равных которому на постсоветском пространстве практически нет. Сегодня возвращенная к жизни 35-я батарея стоит в одном ряду с такими мемориалами, как Брестская крепость и музей-заповедник «Сталинградская битва» на Волге.

В последнее время, очень часто можно слышать: без знания и сохранения собственной истории нет будущего. Этот тезис прост, очевиден, в разных формах регулярно произносится на разных уровнях, однако, его осознание только начинает приобретать по-настоящему широкий размах. Такому осознанию в недавние годы «поспособствовало» множество последствий забвения и равнодушия к собственной истории: оказалось, что искажение прошлого может быть не менее грозным оружием, чем термоядерный заряд. При некотором терпении и несравнимых по затратам с настоящей войной усилиях можно добиться аналогичных и даже превосходящих результатов — посеять вражду между испокон веков соседствующими народами. А то и вовсе расколоть народ единый, «исторически» обосновать территориальные претензии, возвысить один этнос и принизить другой, сформировать поддающийся капитализации комплекс вины у государства. Всё — от житейской бытовой морали до семейных ценностей — так или иначе, упирается в знание истории. И именно отношение к прошлому определяет наше будущее.

В нашей тысячелетней «биографии» множество памятных дат, связанных с героическими событиями, подвигами, совершёнными в мирное и военное время. В этой плеяде существуют, тем не менее, периоды, которые можно считать элементами мировоззренческого каркаса, на котором держится русская цивилизация. Одним из таких периодов является Великая Отечественная война, победа в которой наглядно показала — наше общество, при условии единства в нём, никакому внешнему врагу не одолеть.

Потеря единства же становится ужасной катастрофой, как правило, ведущей к масштабным потерям и временному распаду государства. Для преодоления этой катастрофы приходится снова прибегать к примерам из прошлого — и прежде всего, к памяти Великой Отечественной, которая, наряду с русским языком и ценностями традиционных для нашей территории религий, всё ещё остаётся мощной скрепой, мешающей центробежным усилиям.

Понятно, что этот фактор выглядит очень неудобным для некоторых категорий политиков, получающих дивиденды именно за счёт эскалации сепаратизма разного рода. Если для стремящихся к единению народов бывшего СССР Великая Отечественная есть повод для доверия и дружбы, то для всех прочих — досадный факт, мешающий построению концепции категорически самобытного и вечно угнетённого государства. И если в Белоруссии, Казахстане и России вопрос сохранения памяти об общем подвиге уже стал, во многом, частью государственной культурной политики, от успеха которой зависит образ будущих поколений, то в Прибалтике и на Украине сохранение памяти Великой Отечественной в число государственных приоритетов, мягко говоря, не входит.

В таких условиях долг, память, и, фактически, воспитание грядущих поколений становятся прерогативой неравнодушных граждан, создающих поисковые отряды для нахождения и захоронения до сих пор безвестных павших воинов, организовывающих раздачи Георгиевских лент и прочие мероприятия такого рода. И, каким бы невероятным это не казалось, в отдельных случаях, инициатива и энтузиазм граждан способны создать настоящее чудо.

В Севастополе находится огромное количество достопримечательностей и памятных мест — от греческих полисов, места крещения князя Владимира и генуэзских крепостей до знаков Крымской войны, революций и переворотов начала XX века, сооружений Великой Отечественной и холодной войн. Военная история города вообще является отдельным местом в его биографии. Эта история изучена достаточно хорошо, большинство памятников стоят на своём месте долгие годы — но некоторые уникальные сооружения оставались малоизвестными до самого последнего момента.

Бронебашенная батарея №35 — одно из наиболее мощных фортификационных артиллерийских сооружений береговой обороны Главной базы ЧФ и Советского Союза, строительство которого было начато в начале XX века царской Россией для укрепления Севастополя как базы Черноморского флота. Строительство было продолжено уже в советский период, и батарея №35 героически действовала на протяжении практически всей обороны Севастополя 1941-1942 годов. Значение её для обороны было настолько велико, что в немецких источниках того периода можно встретить предположительные описания неприступного форта «Максим Горький 2», который, по мнению немецкого командования, срывает операцию по захвату города.

Фортом 35-я батарея не являлась, но представляла собой уникальное военно-инженерное сооружение. Батарея была вооружена двумя двухорудийными башенными установками «МБ-2-12», выпущенными Ленинградским (Обуховским) металлическим заводом (орудийные станки и часть механизмов сняты из башен линкора «Полтава» Балтийского флота). Батарея состояла из двух многоуровневых орудийных блоков с железобетонными стенами от двух до трёх метров толщиной. Внутри первой башни на двух этажах были расположены погреба для боеприпасов, помещения для бытовых и служебных надобностей. Внутри массива второй башни — силовая станция и центральный дальномерный пост с приборами управления стрельбой.

Береговая батарея №35 имела сверхсовременную по меркам своего времени противоударную и противохимическую систему защиты. Южнее в двух километрах в целях маскировки была построена «ложная» 35-я ББ, помещения которой использовались для охранных и обслуживающих подразделений. Вокруг батареи находились долговременные огневые точки (ДОТы) и укрепления для стрелкового огня. Два командно-дальномерных поста располагались, соответственно, севернее в 450 м и южнее в 200 м. Данные сооружения имели бронированные боевые рубки и открытые дворики для дальномеров. Башенные массивы и КДП соединялись подземными потернами, два аварийных выхода соединяли батарею с берегом моря.

Первые боевые выстрелы 35-я ББ осуществила 7 ноября 1941 года, в начале обороны Севастополя. Целью стала немецкая 132-я пехотная дивизия, осуществлявшая наступление в направлении хутора Мекензи (ж/д станция Мекензиевы горы). За два месяца артиллеристы произвели более 300 выстрелов каждым орудием, превысив норму износа на 150%, что привело к полному износу орудийных стволов. 1 декабря 1941 года начались работы, имевшие целью замену орудийных стволов первой башни, вторая продолжала действовать.

17 декабря 1941 года противник начал второй штурм города. 35-я ББ вела интенсивный обстрел позиций вермахта. Вторая башня вышла из строя по причине внутреннего взрыва — как показало проведенное позже расследование, из-за преждевременного воспламенения порохового заряда при незакрытом затворе, что привело к гибели 40 человек орудийной команды. Бронебашня была восстановлена в боевых условиях всего за 2,5 месяца силами рабочих Севастопольского морского завода им. С. Орджоникидзе. В июне 1942 года 35-я ББ вела массированный огонь по германским войскам. После того, как оказалась в окружении и была взорвана 30-я береговая батарея, 35-я ББ оставалась единственным резервом тяжелой артиллерии Севастопольского Оборонительного Района (СОР). Противник наносил по её территории мощные авиационные удары. Один из налетов 23 июня 1942 года стал причиной выхода из строя 1-й бронебашни. В конце июня 35-я ББ стала последним рубежом обороны и местом дислокации командных пунктов Приморской армии и СОР.

После состоявшегося 30 июня последнего заседания Военных советов СОР и Приморской армии Ф. С. Октябрьский (в других источниках — генерал-майор Моргунов) приказал командиру батареи А. Я. Лещенко организовать прикрытие эвакуации и после израсходования боезапаса взорвать орудия и механизмы. 1 июля 2-я башня произвела обстрел учебными снарядами немецкой 72-й пехотной дивизии, атакующей в районе мыса Фиолент. Боевые снаряды на тот момент уже закончились. Последний раз батарея нанесла удар в упор шрапнелью по врагу в район Камышовой балки. В ночь с 1 на 2 июля были подорваны обе башни и силовая станция. Потерны и большинство помещений орудийных блоков не были разрушены, и вплоть до 12 июля 1942 года продолжали служить укрытием для сопротивлявшихся последних защитников Севастополя.

Приказом Народного комиссара ВМФ от 4 декабря 1943 года башенная батарея №35 была исключена из состава Военно-морского флота, как погибшая при выполнении боевых заданий. Учитывая масштаб разрушений, экономические трудности восстановления в послевоенный период и эволюцию военного дела, 35-я береговая батарея не восстанавливалась, однако часть её сооружений (правое крыло блока 2-й башни и правый командный пост) использовались установленной в 1945 году на мысе Херсонес 130-мм береговой батареей №723 (разоружена в 1960 году). Всё прочее лежало в руинах и постепенно превращалось в пустырь.

После распада Советского Союза 35-я батарея стала «клондайком» для собирателей металлолома и «чёрных археологов», внёсших свою лепту в разгром уникального героического сооружения. Но самой большой бедой стало все расширяющееся строительство коттеджей, частных гостиниц и разнообразных гостевых домов в непосредственной близости от территории 35-й батареи. В сентябре 2003 года члены комиссии по топонимике при городской администрации, видя очевидную бесперспективность иных способов спасения памятника, разместили в средствах массовой информации обращение к общественности Севастополя с призывом защитить историческое место.

Общественность ответила. Точнее, ответил генеральный директор промышленной группы «Таврида-электрик» Алексей Михайлович Чалый, выразивший готовность нести основную часть расходов по проектированию, строительству, содержанию и развитию комплекса. 3 июля 2007 года у входа в потерны батареи был заложен символический первый камень будущего музейного комплекса. В январе 2008 года Севастопольский городской Совет заключил договор с Учреждением объединения граждан «35-я Береговая батарея» о передаче ему в аренду на 25 лет «участка земли площадью около 8 гектаров в районе бухты Казачья для строительства музейного историко-мемориального комплекса Героическим защитникам Севастополя».

Благодаря контакту с телепрограммой «Жди меня» удалось связаться с теми, кто в дни обороны был в Севастополе. В адрес Национального музея героической обороны и освобождения Севастополя, в городской Совет стали приходить письма-отклики с воспоминаниями и фотографиями. Эти документы, а также артефакты, найденные при расчистке казематов батареи и строительстве на ее территории, стали основой музейных фондов МИМК ГЗС «35-я ББ».

Работы по расчистке и разминированию территории начались сразу после получения разрешения на раскопку и эксгумацию в марте 2008 г. В 2008-2010 гг. были открыты экскурсионные маршруты, 3 июля 2011 года был торжественно открыт Пантеон Памяти, внутри которого сейчас находится 27 тысяч имен последних защитников Севастополя — в течение последних трех лет список найденных установленных имен последних защитников Севастополя расширился до 40 000 человек. Тогда же состоялось освящение часовни во имя Архистратига Михаила, где принимают присягу матросы Черноморского Флота.

За пять лет на месте пустыря и стихийной свалки в Севастополе был создан огромный мемориальный комплекс (около 8 га, подземные сооружения — около 5000 кв. м.), равных которому на постсоветском пространстве практически нет. Сегодня возвращенная к жизни 35-я батарея стоит в одном ряду с такими мемориалами, как Брестская крепость и музей-заповедник «Сталинградская битва» в городе на Волге. Для полного осознания сделанного стоит учесть: этот комплекс «35-я батарея» построен исключительно на частные средства, является круглогодично открытым и бесплатным для посещения. Мемориал не только интенсивно функционирует как музей ( в 2008 году комплекс посетило 7195 человек, в 2011 — 72 998), но и проводит дальнейшие работы по поиску павших бойцов. На официальном сайте мемориального комплекса «35-я батарея» действует постоянно пополняемая база защитников Севастополя.

5 мая на мемориальном комплексе «35-я Береговая батарея» состоялась торжественная церемония завершения строительства. Пожалуй, это был первый момент, когда жители города смогли увидеть людей, которые построили новый комплекс — сам процесс восстановления проходил без какой-либо шумихи и попыток обратить на себя внимание — и от них самих узнать, во имя чего была проделана огромная работа. Выступление Алексея Михайловича Чалого имеет смысл привести (с минимальными сокращениями):

«Мое выступление будет состоять из трех частей. Первая часть — историческая. Идея эта возникла в 2005 году. Примерно полтора года ушла на то, чтобы осознать официальную и административную возможность создания комплекса. К сожалению, на тот момент ничего не говорило о том, что это возможно сделать. Вы сами видите, место хорошее, море рядом. Часть территории к тому времени уже была захвачена прыткими соседями. Другая часть, как потом выяснилось, тоже была отдана под застройку. Сама батарея после 90-х годов была в плачевном состоянии. Отсутствовали металлические части. Даже броню с КДП умудрились срезать. Ну и кроме того к власти в стране пришел президент, большой любитель заграничного слова «оберштурмбанфюрер». Местные чиновники тоже стали слегка пугаться. И когда заходила речь о создании мемориала памяти советских воинов, нас отсылали к этому самому президенту. А иногда и еще дальше... К счастью, не все чиновники оказались таковыми.

Вторая часть называется «что?». Когда проект заканчивается, невольно начинаешь сравнивать то, что получилось с тем, что закладывалось. Если говорить о формальном соответствии результата тому проекту, который был представлен на общественные слушания, то тут все получилось. Разные точки зрения высказывались и высказываются по поводу того, что же из всего этого получилось? Кто-то говорит об аляповатой архитектуре, громоздкой и неуместной. Кто-то говорит о потере духа, который здесь присутствовал. Хотя надо сказать, что «дух» действительно был. Потому что батарея была загажена в буквальном смысле. Кто-то совсем уж фантазирует на темы солдатских костей, лежащих под бетонными дорожками. Хотя, насколько я помню, бетонных дорожек на комплексе нет.

И, наконец, третья часть, которая называется «зачем?». Я думаю, что наше поколение находится в большом долгу перед двумя поколениями. Первый долг, безусловно, к поколению тех мальчиков и девочек, которые здесь остались в июле 1942 года. К сожалению, они были именно такими. Многие из них мне, сегодняшнему, годились в дети. Хотя в Советском Союзе было довольно хорошее отношение к Великой Отечественной войне, тем не менее, это отношение было ретушировано. Хорошо говорилось о победах. Если говорилось о поражениях, то с превосходящими силами противника. А вот этот эпизод истории, в силу того, что здесь много чего намешано: и предательство, и неумение, которые в значительной степени привели к трагедии. Этот эпизод было решено из истории вырезать, чтобы потомки не раздражались и не нагружали себя слишком сложными мыслями. Но вместе с этим выкинули память о десятках тысяч людей, которые, по крайней мере, не получили заслуженного признания при жизни. В общем-то стыдно открывать мемориал спустя 70 лет после событий, которые здесь произошли. Когда только единицы людей, принимавших участие в тех событиях, могут здесь присутствовать. Поэтому это хоть маленькая, но попытка вернуть этот долг. Не думаю, что в полной мере...

Второй, возможно, еще больший долг и грех перед поколением будущим. Если посмотреть на историю государства Российского — не в терминах современной политической карты мира, а в терминах Карамзина... Или, выражаясь словами Патриарха, на «цивилизационное пространство»... То, которое дало миру величайшие примеры гуманитарных, технических достижений, которое дважды остановило глобальную агрессию. То наше поколение в этой исторической цепочке, наверное, будет самым слабым звеном. Или одним из самых слабых. За нами не будет числиться особых достижений: мы не выиграли войну, мы не посылали человека в космос... Зато в разрушении преуспели изрядно.

Воспитывать нас поздно. Мы уже сделали, что могли. С другой стороны, верить в то, что это необратимо, не хочется. Поэтому единственная надежда на наших детей. А у кого они могут учиться? Значит, нужно организовать встречу с тем поколением, за которым числятся реальные достижения. Поэтому Пантеон у нас сделан в виде встречи поколений. По сути дела, встречи молодых людей. Поскольку большинство людей, фотографии которых вы там видите, молоды. Встреча молодых людей 1942 года с молодыми людьми 2012 года. Людей, попавших в страшные обстоятельства, которые демонстрировали взлет человеческого духа. С людьми, которые живут достаточно вальяжно и сыто.

Мне кажется, если в результате этой «встречи» кому то в грудь попадет искра, которая впоследствии не позволит ни предать, ни обмануть, то у нас будет будущее. И, может, когда-нибудь мы, старые и немощные, пройдем по улицам родного города и снова будем им гордиться. Как в детстве. А сейчас это делать сложно. Глядя на сочинения детей, побывавших в Пантеоне, понимаешь, что, видимо, и эта цель достигнута. Поэтому хочу всех поздравить. Мне кажется, что мы сделали большое и хорошее дело. Спасибо!»

Созданный усилиями неравнодушных граждан мемориальный комплекс «35-я батарея» — не только памятник одной из выдающихся страниц героизма советского народа в годы Великой Отечественной. С полным правом его можно также считать зримым, осязаемым и оставляющим глубокий след символом того, что имея взгляды, цель, уважение к прошлому и желание — можно сделать очень большое и очень важное дело.

Александр Вишняков

Севастополь, 35-я батарея: плацдарм будущего | Всемирный Русский Народный Собор
Севастополь, 35-я батарея: плацдарм будущего | Всемирный Русский Народный Собор
Севастополь, 35-я батарея: плацдарм будущего | Всемирный Русский Народный Собор
Севастополь, 35-я батарея: плацдарм будущего | Всемирный Русский Народный Собор
Севастополь, 35-я батарея: плацдарм будущего | Всемирный Русский Народный Собор
Севастополь, 35-я батарея: плацдарм будущего | Всемирный Русский Народный Собор
Севастополь, 35-я батарея: плацдарм будущего | Всемирный Русский Народный Собор