Всемирный Русский Народный Собор

Таможенный союз — проект на вырост

24 и 25 октября 2013 года в Минске состоялось сразу несколько мероприятий, связанных с интеграционными процессами на постсоветском пространстве: Совет глав государств СНГ и заседание Высшего Евразийского экономического совета, которые не только подтвердили выбранный Белоруссией, Казахстаном и Россией курс на постепенную реинтеграцию братских государств и защиту общих ценностей, но также стали источником некоторых потенциальных геополитических сенсаций.

Диалог на платформе СНГ особенных сюрпризов не принёс, хотя в его ходе было сделано несколько серьёзных шагов. Так, участниками было подписано 17 документов, среди которых утверждение 2015 года в СНГ Годом ветеранов Великой Отечественной войны. Был одобрен ряд межгосударственных целевых программ, предусматривающих совместные меры борьбы с преступностью, терроризмом и иными насильственными проявлениями экстремизма, незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, наркоманией, торговлей людьми, с преступлениями, совершаемыми с использованием информационных технологий. Отдельное внимание было уделено согласованному противостоянию коррупции. Кроме того, на заседании обсуждены вопросы, касающиеся защиты секретной информации, а также дальнейшего сотрудничества государств — участников СНГ в области финансовых, валютно-платежных и кредитных отношений.

Очевидно, что в сложившейся фактической ситуации, когда некогда весьма близкие по своим экономическим, культурным, ценностным и прочим параметрам государства-члены СНГ приобретают всё больше различий, а дифференциация экономического могущества и цивилизационных устремлений достигает самых крайних пределов — любой диалог между ними можно лишь приветствовать. Однако, ожидать от этого диалога слишком многого не приходится — идея СНГ, рефлекторно возникшая во время распада СССР, изначально половинчатая и подвергнувшаяся заметной эрозии за прошедшие годы, всё больше воспринимается как вторичная по сравнению с новыми предложениями по интеграции. В первую очередь, с Таможенным союзом.

На Высшем Евразийском экономическом совете было заявлено о скором подписании соглашения о Евразийском экономическом союзе, который должен начать работу с 1 января 2015 года. Министерствами иностранных дел трех государств уже подготовлена основная часть договора, в которой описаны те институты, которые будут лежать в основе будущего Союза. Планируется, что в 2013-2014 годах должна быть сформирована полная нормативно-правовая база евразийской интеграции.

В рамках подготовки соглашения лидеры ТС поставили цель — ликвидировать действующие до сих пор отдельные изъятия и ограничения из общего режима Таможенного союза, что устранит последние оставшиеся барьеры для выполнения главной функции ТС: свободного обмена товарами, услугами, инвестициями, технологиями и трудовыми ресурсами. Особенную озабоченность данными обстоятельствами выразил Нурсултан Назарбаев. Президент Казахстана отметил, что бизнес его страны критикует Таможенный кодекс ТС, и существует необходимость либерализации кодекса и максимального упрощения таможенных процедур. От участия в ТС Астана пока имеет больше минусов, чем плюсов, констатировал Назарбаев, увеличиваются диспропорции в торговом балансе страны: экспорт сократился на 4% ($7 млрд), а импорт вырос на $17 млрд. Сохраняются трудности для продвижения казахстанских продовольственных товаров, в частности, мяса и мясопродуктов на рынок России, отсутствует свободный доступ на российский рынок электроэнергии, ограничены возможности для транзита электроэнергии.

Кроме того, казахский лидер предложил избавиться от Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС) — структуры, созданной в 2000 году в качестве промежуточного этапа для создания ныне действующего Таможенного Союза. Сейчас в ЕврАзЭс состоят Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Россия и Таджикистан, а наблюдателями являются Молдавия, Украина и Армения. В целом, предложение выглядит вполне логичным. Таможенный союз России, Белоруссии и Казахстана уже сформирован, успешно функционирует, так что главная задача ЕврАзЭС выполнена, и сохранять в дальнейшем параллельное существование двух структур с одинаковыми задачами, действительно, ни к чему. Таможенный союз абсолютно доминирует на рынках СНГ, сконцентрировав порядка 85% всего товарообмена на территории, отведённой ЕврАзЭс, а большинство не вошедших в Таможенный союз государств — членов ЕврАзЭс планируют присоединяться к альянсу трёх стран-партнёров.

Хотя формы этого присоединения могут быть различными. Украина, которой осталось несколько недель до подписания соглашения с Евросоюзом о создании зоны свободной торговли, традиционно пытается совместить взаимоисключающие вещи и статус привилегированного «наблюдателя». Так, президент Украины Виктор Янукович на Совете глав государств СНГ привычно сообщил о желании Киева присутствовать и в ЕС, в и ТС одновременно, предложив также создать трехсторонний консультативный орган «Украина — ЕС — ТС». Правда, не совсем понятно, чем на практике будет заниматься данный орган — исходя из обнародованного текста будущего соглашения о создании ЗСТ с Евросоюзом, управление украинской экономикой практически полностью делегируется европейским структурам. И диалог в описанном президентом Януковичем формате будет вестись преимущественно между Брюсселем, Москвой, Астаной и Минском, в то время как Киеву будет уготована куда более скромная, детально описанная на сотнях страниц соглашения роль.

Схожую с украинской позицию занимает Молдова, где правящий либерально-демократический «Альянс за европейскую интеграцию» оперирует проевропейской риторикой, одновременно констатируя стратегическое значение рынка России для бюджета страны: по итогам 2012 года на долю одной России, без Белоруссии и Казахстана, приходилось 20 процентов внешнеторгового оборота Молдавии, при этом доля России в молдавском экспорте превысила 30% , а в импорте — 15%.

Такое метание между мечтой и реальностью присуще не всем членам ЕврАзЭс. 3 сентября о своём решении заявила Армения — президент Серж Саргсян сообщил о намерении выйти из категории «наблюдателей» за интеграций, вступить в Таможенный союз и предпринять в этих целях необходимые практические шаги, а в дальнейшем участвовать в формировании Евразийского экономического союза. Также Армения подчёркивает, что экономическая интеграция в Таможенный союз не отрицает экономического сотрудничества с ЕС, и Ереван полагает, что нужно попытаться совместить положения Таможенного союза и зоны свободной торговли с ЕС.

2 октября Евразийская экономическая комиссия совместно с представителями стран «таможенной тройки» одобрила окончательный вариант плана по вступлению Киргизии в ТС, который на рассмотрение сторон представило министерство экономики КР. Документ, как утверждают официальные источники в КР, предусматривает приведение законодательства Киргизии в соответствие с соглашениями ТС, инфраструктурные преобразования, модернизацию, оснащение пунктов пропуска на границе и лабораторий, а также подготовку прочих мероприятий.

Пожалуй, Евразийское экономическое сообщество заслуживает тёплых слов в свой адрес: несмотря на некоторые потери в количестве участников — из первоначального состава заинтересованных в реинтеграции выбыли Узбекистан, Молдавия и Украина — удалось довести начинание до принципиального результата. Хотя предстоит решить множество застарелых проблем — не только тех, о которых сообщил президент Казахстана, например, вопрос малой конкурентоспособности экономики Киргизии и отсутствия общих границ у Армении и остальных стран ТС. Примечательно то, что результат может неожиданно оказаться куда шире, чем было задумано в 2000 году. И такая деталь, как отсутствие общей границы у ТС и Армении, не выглядит странной с учётом той географии, которая претендует на взаимодействие с ТС.

О своём интересе к Таможенному союзу достаточно давно заявила Сирия. И это намерение в ходе своего недавнего визита в Москву подтвердил вице-премьер сирийского правительства Кадри Джамиль. Сложно сказать, какая роль может быть отведена Сирийской арабской республике, главной статьёй экспорта которой является тяжёлая нефть, заметная доля экспорта приходится на сельское хозяйство и продукцию традиционных ремёсел. Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев предложил обсудить вступление в Евразийский союз Турции. «Меня на Западе, как приедешь туда, все время спрашивают: вы что там, Советский Союз воссоздаете, что ли, под видом Таможенного союза? Вот чтобы больше разговоров таких не было, давайте примем Турцию: это большая страна — и разговор закончится», — сообщил глава Казахстана. В ответ на предложение казахского коллеги, Владимир Путин сообщил о том, что с предложением рассмотреть возможность подписания договора о зоне свободной торговли с Таможенным союзом к нему обратился премьер-министр Индии.

Добавив к названным странам другие государства, выразившие желание сотрудничать, такие как Израиль и Вьетнам, становится очевидным — интеграция постсоветского пространства и сотрудничество с образовавшимися в процессе наднациональными структурами представляется весьма привлекательным и перспективным делом для самых разных держав. Можно по разному относиться к предложению, например, первого вице-премьера Киргизии Джоомарта Оторбаева, который 18 октября предложил вступить в Таможенный союз Южной Корее и Японии, но запрос вице-премьера Индии игнорировать нельзя. Хотя бы потому, что Индия — вторая в мире по численности населения и третья-четвёртая по паритету покупательной способности экономика планеты, интеграция с которой требует анализа огромной глубины: заставляет задуматься одно только потенциальное движение свободной рабочей силы, не говоря о других факторах.

Можно констатировать, что площадка СНГ хоть и не выработана полностью, но сфера её практического применения становится всё уже, отдаляясь от предметной экономики и концентрируясь на более абстрактных вопросах. Интеграционную структуру новой ступени — Таможенный союз, можно считать состоявшейся, однако несвободной от негативных побочных явлений и не до конца проработанных нюансов. О чём, к счастью, говорят открыто, с указанием на конкретные недочёты, которые необходимо устранять как можно скорее, по самым разным причинам. Таможенный союз при правильном функционировании не только выглядит как единственный шанс сохранения стабильности экономик братских государств на фоне углубления противоречий экономик США и ЕС, но и позволит стать влиятельным игроком в масштабах, превышающих постсоветское пространство. Пристальное внимание к рождающемуся альянсу со стороны самых разных государств говорит о запросе на новые модели экономического сотрудничества в условиях кризиса действующей глобальной экономики. И у России, Казахстана и Белоруссии есть большой шанс такую модель создать для себя и предложить другим.

Андрей Полевой