Всемирный Русский Народный Собор

Российская таможня как барьер для евроинтеграции Украины?

28-29 ноября в Вильнюсе состоится очередной саммит Восточного партнёрства под эгидой ЕС. Предстоящий саммит был бы малоинтересен, если бы не одно обстоятельство, обещающее дать начало крупным изменениям в Евразии — в рамках указанного мероприятия, Украина и Евросоюз стремятся подписать Соглашение об ассоциации.

Евроинтеграционные амбиции Украины не являются секретом, более того, они прописаны в качестве законодательных норм в ряде основных государственных документов. При этом ситуация такова, что внятных объяснений, зачем Украине эта самая интеграция с практической точки зрения, никто из представителей власти или проевропейского экспертного сообщества дать не смог до сих пор. Вместо конкретики и экономических выкладок, поясняющих, какова будет польза от снятия Украиной любых таможенных барьеров перед ЕС, какие именно условия зафиксированы в 900-страничном англоязычном Соглашении об ассоциации, полный перевод которого на понятный украинскому обывателю язык так и не был представлен — этот самый обыватель довольствуется рассуждениями из области философии.

Аргументация лоббистов евроинтеграции во власти сводится к «цивилизационному выбору», «историческому притяжению», «закономерному итогу» и вовсе незатейливому «потому что так будет правильно». Противники такого решения оперируют цифрами, которые недвусмысленно свидетельствуют о том, что после подписания соглашения об ассоциации в том виде, как оно есть, Украина фактически превратится в колонию, которая добровольно отказалась от всех внешнеэкономических прав суверенного государства и делегировала в Брюссель ключевые рычаги внутренней экономики. Причём необязательно использовать источники, которые могут быть обвинены в ангажированности: даже исследование Оксфордского университета «Влияние ЗСТ между Украиной и ЕС» предполагает рост украинского ВВП — вследствие заключения договора о свободной торговле — на 4,3% в течение 10 лет при условии (!) предоставления Украине со стороны ЕС технической и финансовой помощи. При этом в том же исследовании указывается, что позитивный эффект от вступления в Таможенный союз будет составлять 6,3% роста ВВП Украины за те же 10 лет.

С более близкого рассмотрения российскими аналитиками, всё выглядит ещё печальнее: Украина после подписания соглашения об ассоциации будет терять по 1,5-2% ВВП в год на протяжении следующих десяти лет. Это не означает, что после десяти лет страданий начнётся невиданный взлёт благосостояния — просто делать уверенные прогнозы на более далёкую перспективу не представляется возможным из-за возникновения массы побочных факторов. Например — что будет с политической системой государства, экономика которого и так находится в полуживом состоянии, ВВП которого дополнительно обвалится на 15-20%?

Опасность, непродуманность и откровенная глупость затеи с подписанием предложенного Киеву документа очевидна многим. В начале августа британский аналитик Джеймс Шерр из Chatham House выступил с программным докладом, в котором призвал Евросоюз отложить подписание Соглашения об ассоциации с Украиной на неопределенный срок. По его мнению, время для подписания соглашения наступит лишь тогда, «когда такой шаг будет укреплять обе стороны, не раньше». Понятно, что Шерр заботится о Европе — его тревожит возможное облегчение миграционного режима и трудности самого ЕС, если вдруг какой-нибудь товар из Украины таки просочится на европейский рынок, усугубляя европейское производство и уровень безработицы. Но несуразностей в тексте документа об ассоциации столько, что мимо них просто не получается пройти. В частности, в 2001 году Конституционный Суд Украины признал неконституционным Римский статут. Однако из статьи 8 Соглашения об ассоциации следует, что Киеву предложено ратифицировать Римский статут и распространить международную уголовную юрисдикцию на граждан Украины. А это противоречит статье 124 Конституции страны.

Все, кто удосужился изучить подготовленный к подписанию документ, не стеснялись в эмоциях, комментируя предстоящий переход Украины на узкую «европейскую» железнодорожную колею, делегирование права решения — какие производства оставить, а какие закрыть в Брюссель, план по переводу остатков украинской промышленности в формат «малого производства и продуктов народного промысла» и массу других удивительных вещей, с которыми безоговорочно согласно украинское руководство. Статья 56 предполагает «сближение технического регулирования, стандартов и оценки соответствия». В частности, Киев обязуется «постепенно внедрять европейские стандарты (EN) в качестве национальных стандартов... Одновременно с таким использованием Украина будет отменять конфликтные национальные стандарты, в частности, применение межгосударственных стандартов (ГОСТ), разработанных до 1992 года». Переход на евростандарты будет осуществляться в течение четырех лет. На практике это означает, что Украине необходимо перейти в сжатые сроки на 20 тысяч евростандартов — вплоть до ширины существующей с XIX века на украинской территории железнодорожной колеи и тротуаров на улицах населенных пунктов.

После заседания Совета по вопросам сотрудничества Украина — ЕС, премьер-министр Украины Николай Азаров заявил: «Я бы не подписался ни под одним пунктом, если бы он противоречил нашим национальным интересам». За последние 16 лет отрицательное сальдо внешней торговли Украины с ЕС выросло почти в восемь раз (с 1,2 миллиарда долларов до 9,2 миллиарда долларов) при росте товарооборота только в 5,4 раза. Другими словами, Украина не в состоянии заинтересовать Европу товарами, и этот невеликий интерес постоянно становится ещё меньше. К чему приведёт отмена вообще всех таможенных барьеров, пока ещё препятствующих смерти отечественного украинского производителя — догадаться нетрудно.

Украина, как суверенное государство, имеет безоговорочное право делать с собой то, что ей больше понравится — в том числе и передавать право экономического контроля третьим лицам, переводить свою экономику в разряд аграрно-придаточной, закрывать производства и удовлетворять народное потребление европейскими товарами. Если верить премьер-министру Азарову — это полностью соответствует национальным интересам. Однако, возникает проблема: как предстоит взаимодействовать с Украиной, обещающей превратиться в недалёком будущем в «выносной лоток» с европейскими товарами, её соседям? У которых с Украиной пока что действует облегчённый режим таможенного контроля?

Белоруссия, Россия и Казахстан сформировали Таможенный союз, основная задача которого — стимулировать производство и торговлю в рамках альянса, по возможности избегая притока внешних товаров. К участию в ТС многократно приглашалась Украина, власти которой больше хотят интегрироваться в ЕС посредством Соглашения об ассоциации, которое подразумевает свободное перемещение европейских товаров. Очевидно, что существующий таможенный режим между странами Таможенного союза и Украиной не будет возможен после подписания указанного документа, поскольку контроль должен учитывать тот факт, что через границу всё больше будет идти товар не украинский, а европейский. Сильно возрастут и его объёмы.

О том, что создание зоны свободной торговли с ЕС не оставит Украине шансов на прежние таможенные льготы, говорилось многие годы на самых разных уровнях. В марте 2011 года на пресс-конференции по итогам Межгосударственного совета ЕврАзЭС и заседания Совета министров Союзного государства Владимир Путин сообщил: «Мы знаем, что Украина ведет переговоры по созданию с Евросоюзом зоны свободной торговли. Уровень таможенной защиты, который Украина выговорила себе при вступлении в ВТО, более чем в два раза ниже, чем наш единый таможенный тариф. И даже в случае присоединения России к ВТО на тех основаниях, которые мы сейчас для себя определили с партнерами по переговорам ВТО, он почти не изменится — он будет в два раза выше, чем украинский. Это означает, что если Украина создаст зону свободной торговли вместе с Евросоюзом и вынуждена будет уступить по многим позициям, чувствительным для украинской экономики, то она, разумеется, будет рассчитывать на то, что эти товары пойдут на российский рынок. А мы не сможем этого позволить себе сделать». Учитывая то, что до возможного создания ЗСТ Украины с ЕС осталось три месяца — соответствующая подготовка была бы логична.

С 14 августа все без исключения украинские экспортеры были добавлены в профиль риска системы управлениями рисками Федеральной таможенной службы России. Что на практике означает усиленный контроль продукции, ввозимой в Россию с территории Украины. Российская таможня проверяет документацию на перевозимый товар, прежде всего сертификат СТ-1, сертификат происхождения товара. Сертификат происхождения — это документ, подтверждающий, что товар произведен в данной стране и входит в пакет документов, необходимых для легального пересечения границы и последующей реализации товара. Самая актуальная с точки зрения таможни деталь СТ-1 — подтверждение, что продукция произведена в странах СНГ — участницах соглашения (от 15.04.1994) о зоне свободной торговли. СТ-1 освобождает получателя товара от необходимости уплачивать НДС в таможенном сборе на товар. Если совсем просто, то таможня РФ проверяет, действительно ли ввозимый товар произведён на территории Украины? Можно считать это практической тренировкой в том, что будет действовать постоянно после подписания Украиной соглашения об ассоциации.

Тщательная проверка сертификатов предсказуемо начала приводить к задержкам в прохождении государственной границы. Стали приходить сообщения о «блокировании украинских товаров на российской границе». К середине дня 15 августа сообщалось о скоплении около тысячи вагонов на подходах к российско-украинской границе. Бизнес-круги Украины начали, как это говорится, что-то подозревать. Агрохолдинги заявили о потере порядка 30 миллионов долларов, которые Украина ежегодно получает от экспорта свежей плодоовощной продукции. Федерация работодателей Украины (ФРУ) назвала цифру $2,5 млрд. потенциальных потерь до конца 2013 г. «Как следствие, вырастет на указанную сумму дефицит платежного баланса... Можно предположить, что это приведет к дополнительному падению индекса промышленного производства на 7-8 процентных пунктов и повлияет на сокращение реального ВВП примерно на 1,5%», — спрогнозировали в ФРУ. То есть, банальное прохождение таможенного контроля на российской границе в новых условиях ассоциации Украины с ЕС обвалит украинский ВВП на полтора процента.

Среди уникальных черт украинского политикума, самой неизбывной является умение искренне удивляться и бурно возмущаться событиям, которые мало того, что были очевидны сами по себе, но ещё и дополнительно анонсировались за долгие годы. Украинские политики, власть и оппозиция принялись активно комментировать сложившуюся ситуацию в разных терминах, зависящих от темперамента, но с одинаковым посылом: шантаж Кремля и противодействие европейской мечте. Вопреки которому нация должна сплотиться и мужественно подписать соглашение. Например, депутат от партии «УДАР» Оксана Продан утверждает: «Конечно же, это, очевидно, шаг для того, чтобы не дать Украине вступить в Европейскую ассоциацию и подписать Соглашение об ассоциации». Как российская таможня может дать или не дать Украине подписывать любые документы — ответить затруднительно. И какая, по мнению украинских политиков, должна быть работа российской таможни в дальнейшем — игнорирующая очевидный наплыв товаров, не произведённых в СНГ, но претендующих на предусмотренные для таких товаров льготы?

7 июня 2011 года Владимир Путин, выступая перед журналистами после переговоров с украинским премьером Николаем Азаровым, отметил, что никто никого «затаскивать» в Таможенный союз не собирается, но Россия, если что, будет защищать интересы своих производителей. «Здесь нет никакой политики, Украина сама должна определиться, выгодно ей это или нет», — заявил президент России. Украина определилась: ей интереснее развивать торговлю с ЕС. То, что описанное в соглашении о ЗСТ развитие торговли автоматически исключает таковое развитие со странами ТС, украинские власти решили проигнорировать. Россия, как суверенное государство и как член Таможенного союза, такую роскошь себе позволить не может.

26 апреля 2013-го советник президента России Сергей Глазьев снова сообщил: «Мы должны понимать, что мы живем в условиях рынка. А мы не живем в условиях единого социалистического братства. А условия рынка таковы, что там конкурируют хозяйствующие субъекты. Конкурируют за свою прибыль, за свои интересы. Если мы хотим, чтобы Украина получала те преимущества, которые имеют участники единого экономического пространства — Беларусь и Казахстан, значит нужно быть внутри, а не снаружи. Таможенная граница — это линия баррикад. Если вы с одной стороны баррикад, внутри единого экономического пространства, значит, вы получаете все ресурсы такие же, как все остальные. На основе добросовестной прямой конкуренции. Если вы с другой стороны баррикад, то вы, естественно, получаете все прелести современных рыночных отношений. И никуда от этого не деться». Что, собственно, и произошло.

29 августа стало известно, что Европарламент примет резолюцию «о недопустимости действий России в отношении Украины, которые направлены на срыв подписания соглашения об ассоциации с ЕС». Об этом заявил Кшиштоф Лисек, депутат Европарламента от Польши. По его словам, речь идет о развязывании Россией торговой войны, которая направлена на срыв евроинтеграции Украины. Евродепутат отметил, что на подготовку документа понадобится около недели, а принять его смогут через две недели на очередном пленарном заседании. «Мы не можем согласиться с действиями Российской Федерации относительно украинских товаров и торговли с Украиной. И честно говоря, мы не можем согласиться с такой ситуацией, когда Российская Федерация пытается приостановить переговоры ЕС о евроинтеграции со странами Восточного партнерства. Естественно, случай с Украиной слишком очевидный и экстремальный. Но мы также видим, что Россия предпринимает схожие действия против Молдовы, Армении, Грузии, пытается подорвать Восточное партнерство», — заявил сурово европарламентарий.

То есть, защита собственного рынка и рынка стран-партнёров путём проверки, изготовлен ли проходящий через границу товар на Украине или в ЕС, — это чуть ли не экстремизм. Причём эти действия находятся в полном соответствии со всеми законами, нормами и правилами, о них многократно предупреждали и советовали тщательно взвесить, и выбирать. Украинские власти свой выбор сделали 29 августа советник президента Украины, глава представительства Украины при Европейском Союзе Константин Елисеев заявил на заседании комитета Европейского парламента по внешним отношениям, посвященном обсуждению ситуации между Украиной и Россией, что «несмотря на ультиматумы и давление, процесс европейской интеграции Украины необратим». О каких ультиматумах идёт речь, политик не уточнил. Однако сделал предложение, подкупающее своей прямотой: «ЕС может облегчить доступ на свой рынок для некоторых украинских продуктов», — заявил Елисеев. О реакции ЕС на такое предложение не сообщалось, но не трудно спрогнозировать, что она не будет очень уж благоприятной. Зона свободной торговли с Украиной, согласно тексту соглашения, делается для чего угодно, только не для выгоды Украины.

Возможное в ноябре заключение соглашения об ассоциации Украины и ЕС наверняка предоставит украинским политикам немало поводов удивиться и возмутиться. Причём пересмотреть соглашение будет нелегко — согласно его положениям, консультации о пересмотре можно начинать не раньше, чем через 5 лет. Если украинское руководство доведёт цепочку своих действий до логического конца — странам ТС придётся учитывать ту данность, что Украина действительно по собственной инициативе утратила родственные с ними связи. По крайней мере, в сфере торговли.

Андрей Полевой