Всемирный Русский Народный Собор

Молдавия: война русскому языку

В Молдавии приступили к практически полному вытеснению русского языка из официальной жизни страны. Во всяком случае, последние действия чиновников разных уровней заставляют сделать столь неутешительный вывод. Между тем речь идёт об искоренении языка, который присутствовал на территории страны испокон веков. И не только в Приднестровье, но и в Бессарабии.

Этим летом крупные неприятности ждали выпускников русских школ в Молдавии. Выяснилось, что многие вузы страны отказались принимать документы у тех из них, кто пожелал дальше учиться на государственном языке. Дескать, раз учились по-русски — идите в русские группы. Тем временем, само количество русских групп сокращается из года в год. Так что ребята стали жертвами откровенной дискриминации и нарушения своих прав. Для восстановления справедливости им пришлось идти в суд.

В конце июля вопиющий случай произошёл с лидером ячейки Лиги русской молодёжи в городе Бельцы Виктором Калашниковым. Ему присудили штраф за то, что он на «неправильном» языке выражал протест против приезда в страну президента Румынии Траяна Бэсеску, не раз называвшего Молдавию «вторым румынским государством». Выяснилось, что появление в публичном месте с русскоязычным плакатом противоречит административному кодексу.

По всей видимости, и судьи в Бельцах, и ректоры ряда вузов в качестве руководства к действию использовали законопроект, внесённый этой весной депутатом от прорумынской и радикально русофобской Либеральной партии Анной Гуцу. Её предложение свелось к тому, чтобы лишить русский статуса языка межнационального общения и тем самым вытеснить его из общественной жизни. Силу закона потуги госпожи депутата не обрели, но вектор движения чиновникам показал.

Похоже, некоторые молдавские депутаты и чиновники пытаются выглядеть большими румынами, чем сами румыны, и показать свою верность делу «объединения румынской нации». Между тем, в Румынии проживает порядка 100 тысяч русских старообрядцев (липован). Они могут учить русский язык, издают журнал на нём, даже имеют своего депутата в румынском парламенте. Да, румынизация их есть, но она в большей мере естественная, нежели искусственная и грубая.

Интересно, а думали ли кишинёвские борцы с русским языком о последствиях своей борьбы с ним? Возможно, из Кишинёва, Бельцев и других городов и весей уедет десяток-другой тысяч русскоязычных жителей, среди которых окажется немало квалифицированных специалистов. Однако с некоторых территорий, где русскоязычное населения преобладает, а этнические молдаване находятся в меньшинстве, никто уезжать не будет.

Тут вспоминается фактически независимое Приднестровье. Здесь преобладают восточные славяне. Исторически левобережье Днестра не было частью Молдавского княжества. Оно дольше пребывало и в составе Российской империи, и в составе СССР, нежели Бессарабия. В 1992 году приднестровцы с оружием в руках отстояли свою независимость от тех, кто хотел их румынизировать. А в Молдавию, где русский язык фактически запрещён, они откажутся входить даже без перспективы её поглощения Румынией.

Есть ещё в Молдавии Гагаузская автономия, где проживают в основном гагаузы, и есть крупное болгарское меньшинство. Русский язык в ней наиболее употребителен, на нём учатся и разговаривают в быту многие гагаузы и болгары. Руководители автономии не раз публично схлёстывались с представителями Либеральной партии. Волны государственной русофобии уже не раз приводили к обострению отношений Гагаузии с центром. Неужели румынизаторы готовы потерять ещё одну территорию?

Борясь с русским языком, прорумынские националисты всячески пытаются доказать, что присутствие русского языка в Молдавии якобы обусловлено тем, что в 1940 году Бессарабию оторвали от Румынии и присоединили к СССР по пакту Молотова-Риббентропа. В последнее время также говорят о том, что период пребывания в составе Российской империи (с 1812 года) тоже представлял собой «русскую оккупацию», а русификация была насильственной.

Подобная трактовка истории не годится не только для Приднестровья, но и для Бессарабии. Восточнославянское племя тиверцев обитало в междуречье Днестра и Прута ещё в VIII-X веках. Затем под натиском кочевников большая их часть ушла на север. Но некоторые потомки тиверцев остались на прежнем месте, а их земли в XIV веке вошли в состав Молдавского княжества. Позднее сюда переселились русские старообрядцы.

Кстати говоря, официальным языком и Молдавского княжества, и Валахии (будущего ядра Румынии) был церковно-славянский. Мало того — кириллица использовалась и для записей текстов на восточно-романском языке и в Молдавии, и в Валахии. Только в XIX веке Румыния окончательно перешла на латиницу. Так что и чуждость кириллицы для молдавского языка — вымысел националистов.

Часть молдавской знати говорила по-русски до 1812 года, когда Россия присоединила Бессарабию. Вспомним хотя бы поэта и дипломата XVIII века Антиоха Кантемира — сына сподвижника Петра I, молдавского господаря Дмитрия Кантемира. Впоследствии молдавская знать стала частью русского дворянства, перейдя на русский язык. То же самое произошло и с частью переселявшихся ещё с XVIII века вглубь России молдавских крестьян.

Современные власти Молдавии пытаются копировать политику властей довоенной Румынии, в состав которой Бессарабия входила в 1918-1940 гг. Там тоже закрывали русские школы и газеты, но искоренения русского языка добиться так и не удалось. В конце 1930-х гг. огромная часть населения Кишинёва продолжала говорить по-русски. «Попытка номер два» имела место в 1941-1944 гг., когда союзная Гитлеру Румыния вновь оккупировала эти земли. Но желаемого снова не добилась.

Согласно переписи населения Республики Молдова (без Приднестровья) 2004 года, русский язык является родным для 16% населения. Социологические опросы дают куда большие цифры. Во втором по величине городе страны Бельцы русская речь преобладает. В Кишинёве она в относительном меньшинстве, но всё равно её слышно везде. Большинство вывесок дублировано по-русски. И вряд ли это сделано для удобства приезжих из России или с Украины: их в городе немного.

Особенно важно то, что русский язык остаётся как минимум вторым родным языком не только для славян, но и для молдаван, составляющих примерно три четверти населения Молдавии. В Кишинёве даже молодёжь говорит на нём без акцента, владеют им и в сельской местности. Конечно, сотням тысяч молдавских гастарбайтеров он необходим, но дело не только в знании языка страны-работодателя.

Зачастую люди в Молдавии не знают точно, молдаване они или славяне. Просто на протяжении веков православные народы жили бок о бок, их представители заключили множество смешанных браков. Дети из таких семей говорят в основном по-русски. Есть целые сёла, где люди поголовно двуязычны. Так что даже чистокровные молдаване с детства слышат русскую речь от своих славянских или «полукровных» соседей и сами её усваивают.

Если говорить об образовании, то для двуязычных детей и их родителей встаёт вопрос: на каком языке оно качественнее — на русском или государственном? Ответ будет явно не в пользу румынизаторов. Русскоязычной литературы буквально по всем предметам больше, чем румынской. Да и не вся румынская литература доезжает до молдаван. На большей части Румынии одноязычная среда сложилась давно и естественно. Но в Молдавии картина иная. Потому-то и часть молдаван учится по-русски и в школе, и в вузе.

Любопытно, что сами румынизаторы из Либеральной партии периодически переходят на «великий и могучий». Молдавский интернет облетели кадры совещания с участием мэра Кищинёва, племянника бывшего и. о. президента и лидера либералов Михая Гимпу Дорина Киртоакэ. Не сдержав эмоций, он взял да и выругался по-русски. Вокруг все были молдаване, все владели государственным языком. Само вырвалось... И как тут бороться с речью «оккупантов»?

Русскоязычная среда существует в Молдавии давно и естественно. Так что вытравливание русского языка идёт полностью вразрез с историей страны, с историей молдавского народа. Не говоря уже о противоречии элементарным нормам Евросоюза, куда власти страны так стремятся её привести. И о том, что такие меры подрывают молдавское государство как таковое.

Вадим Трухачёв