Всемирный Русский Народный Собор

О русской нации в фантазиях и наяву

На недавнем круглом столе в международном пресс-центре РИА «Новости» на тему «Россия и русские в XXI веке», в рамках которого были поставлены вопросы — кто такие русские в современной России и какова их роль в современном обществе, прозвучали весьма необычные тезисы.

Руководитель отдела по связям с общественностью Института этнологии и антропологии РАН ]]>В. В. Тишков заявил]]>, что, по его мнению, «очень сложно представить себе русский народ как некий однородный субъект». Как отметил выступающий, у русских «региональная специфика перекрывает специфику этническую». При этом этническая самоидентификация для русских «не стоит на первом месте», а у современных просвещённых людей существуют другие идентичности, например, гражданская или профессиональная.

Не удивительно, что на фоне таких «научных дискуссий» в ряде регионов уже на официальном уровне начинают звучать голоса о том, что такой национальности, как русские, ]]>якобы просто «не существует»]]>.

Тезис о фактическом отсутствии русских в России противоречит утверждённой в декабре 2012 года Стратегии государственной национальной политики России до 2025 года, в которой, в частности, говорится об объединяющей роли в ней именно русского народа. Впрочем, отрицание национальной идентичности народов не является какой-то новой теорией. Троцкисты, например, утверждали, что у пролетариата вообще нет Отечества, а сам Л. Д. Троцкий неизменно подчёркивал, что у него, как у интернационалиста, нет национальности. Но практический опыт реальных условий жизнедеятельности народов давно опроверг претензии подобных «интернационалистов» на обладание истиной в последней инстанции в национальном вопросе. Им никак не удаётся, например, примирить фламандцев и валлонов в Бельгии, а европейцев убедить отказаться от национальных традиций, заменив их на «мультикультурализм». Более того, в общеевропейском доме всё заметнее проявляется стремление к сохранению и защите национальных государственных интересов — будь то в Греции или во Франции.

Наивно было бы полагать, что псевдолиберальные ценности и их «штемпелёванная культура» прорастают как бы сами по себе. На их подпитку работают многочисленные фонды и гранты, которые не тратят понапрасну время на узкий круг пенсионеров, а целенаправленно обрабатывают общественное сознание, уделяя особое внимание тренингам и лидерским курсам для молодёжи и помогая затем своим «грантоедам» продвигаться по служебной лестнице. Не секрет и тот факт, что в насаждении русофобии участвует и российский капитал. Так, например, лицом МТС на рекламных щитах Украины является Савик Шустер, известный своими русофобскими программами на украинском государственном канале.

Для специалистов-антропологов давно уже не является секретом истина, что в истории человечества никому ещё не удавалось одновременно совместить творчество и труд с деградацией морали. К чему же призывает «новая мораль»? Она вообще стремится низвергнуть традиционные моральные принципы и по самой своей сути является аморальной. Проповедники «новой морали» убеждены, что стоит изменить культуру общества и оно само призовёт их во власть.

В основе русской традиционной культуры всегда была заложена православная мораль. Именно поэтому сегодня, как никогда ранее, становится актуальным вопрос о сохранении духовных ценностей человечества и борьба за умы людей через средства массовой информации — газеты, журналы, радио, кинематограф, театры и школы. Особая ответственность в решении важнейшей задачи единения нашего народа лежит на власти. «Великое и страшное дело — власть, потому что это дело священное. Власть не для себя существует, но ради Бога, и есть служение, на которое обречён человек», — писал когда-то выдающийся русский мыслитель К. Победоносцев. Глубокое понимание этой истины всегда было присуще иерархам Русской Православной Церкви. В своём «Новогоднем слове» 1 января 1918 года Патриарх Московский и всея России Тихон ещё в начале прошлого века предупреждал: «Без Бога строится ныне Русское государство. Забыли мы Господа! Бросились за новым счастьем, стали бегать за обманчивыми тенями, прильнули к земле, к деньгам, упились вином свободы, — и так, чтобы всего этого достать как можно больше, взять именно себе, чтобы другим не оставалось. Заботимся о том, что преходит, — прилежати же о душе, вещи безсмертной, совсем забываем. Оттого и наши заботы о создании «храмин и житниц» постигает неудача».

Остро стоит вопрос о нравственной ответственности власти перед обществом. Нередко приходится слышать, что Россия разделилась на две страны — на чрезмерно богатых и слишком бедных. И это, к сожалению, правда. Страна богатых в России поклоняется новым богам — деньгам, власти, славе и сексу. Страна бедных по-прежнему ощущает себя чужой на своей же родине. В этой ситуации «русский фактор» становится ключевым в политической борьбе. Не случайно «властители дум» всё чаще публично обращаются к теме о первостепенной роли духовного фактора в жизни любого государства, о недопустимости манипулировать доверием людей и общественным сознанием.

Любая нация уходит своими корнями в пережитый исторический опыт и традиции. Без них она перестаёт быть нацией. Особенность русской нации как самобытной историко-культурной цивилизации метко определил ещё полтора века назад Н. Я. Данилевский, который полагал, что «русский, перестав быть русским, обращается в ничто» («Различия в психическом строе»). Между тем, современные теории глобализации понимают под этим термином интернационализацию и интеграцию экономической и всей общественной жизни с акцентом на признание универсальности западного общества и его пригодности в качестве образца для всех народов. В конечном счёте, под глобализацией подразумевается установление нового миропорядка. Глобализация остро ставит вопрос о судьбе Российского государства, поскольку ему отводится в планах Запада роль источника сырья. Она не является безальтернативной для России. Наше включение в процессы глобализации не должно быть подчинено абстрактным общечеловеческим ценностям, а преследовать цель обеспечения собственной национальной безопасности и устойчивого развития. В любом случае, Россия не может быть абстрактным «ничейным домом» для тех, кто всегда готов поживиться чужим добром.

Международное взаимодействие, набирающее темпы в различных сферах, ставит перед каждым человеком и каждым народом вопрос о сохранении своей самобытности в рамках общечеловеческой семьи. Консолидация западной и исламской цивилизаций, переустройство миропорядка, происходящие в разных регионах конфликты, угрозы терроризма и экстремизма — всё это заставляет нас вновь подумать о месте России в Европе и мире, о её роли как одного из центров восточно-христианской цивилизации.

Нина Борисовна Жукова, член Бюро Президиума ВРНС, сопредседатель МОО «Союз православных женщин», кандидат исторических наук