Всемирный Русский Народный Собор

Жизнь миллионов интернет-пользователей сквозь «PRISM»

При сколько-нибудь тесном знакомстве с интернетом, иллюзия анонимности нахождения в нём быстро пропадает: при помощи специальных программ и протоколов, «анонимайзеров» и прокси-серверов, можно добиться лишь частичной анонимности, степень которой совершенно недостаточна в тех случаях, когда выяснением личности человека, опубликовавшего тот или иной пост, занимаются всерьёз и профессионально.

При этом не обязательно подразумевать спецслужбы — с развитием социальных сетей и изменением смысла термина «социальная активность», когда отсутствие у человека странички на каком-либо «социальном» ресурсе вызывает настороженность общества по отношению к нему и чуть ли не оказывается отягчающим обстоятельством при судебных разбирательствах — в процессе ежедневного общения с «друзьями», наполнения страничек разнообразным идейно-близким контентом, пользователи сами выдают о себе приличный пласт информации. И даже без специальных мощностей и ресурсов, на основе дедукции, становится возможным делать из открытой информации определённые выводы, как о самом человеке, так и о круге его общения.

«Таргетированная», то есть, «целевая», реклама, когда в процессе нахождения в сети пользователю показывают не просто рекламу, а предложения, соответствующие результатам анализа поисковых запросов пользователя и посещённых им страниц, представляет собой ту же слежку. Но производимую, якобы, из чисто коммерческих интересов. Хотя достаточно очевидно — любая информация представляет собой универсальный ресурс, который можно использовать по-разному. Впрочем, большинство пользователей Интернета не задумываются о подобном измерении собственного существования во всемирной паутине.

В условиях, когда люди сами заполняют на себя «досье» в социальных сетях, структурируют свои интересы и круг общения, причём основной объём мирового трафика проходит через немногочисленные компании, расположенные на территории США — вопрос возникновения контроля над безбрежным морем информации становится вопросом времени. Ни одна уважающая себя структура, способная на такое мероприятие, подобной возможности не упустит, и рано или поздно, это становится известным.

В первых числах июня выяснилось, что Агентство национальной безопасности США (АНБ) — структура с бюджетом в 10 миллиардов долларов и специализацией на перехвате информации, имеет доступ к телефонным звонкам абонентов одного из крупнейших американских операторов Verizon. Доступ, согласно секретному решению суда, попавшему в руки журналистов, не был полным — спецслужбы узнают лишь информацию о том, с какого и на какой номер был совершен звонок, как долго длился разговор и где находились участники разговора, но запись самого разговора не производится по умолчанию. Практически сразу стало известно, что «под колпаком» были не только абоненты Verizon , но и двух других компаний «большой тройки» сотовых операторов США — AT&T и Sprint. По сообщению телеканала NBC, спецслужбы знают о каждом телефонном звонке, совершенном в США на протяжении последних семи лет.

6 июня стало ещё интереснее: The Washington Post и британская The Guardian рассказали о секретном проекте АНБ под названием «The PRISM», с помощью которого американские власти следят за пользователями Интернета. Согласно опубликованным выдержкам из презентации «PRISM», эта система собирает сведения с серверов Microsoft, Facebook, Google, YouTube, Yahoo!, Skype, AOL, Apple и сервиса обмена текстовыми сообщениями Paltalk. Объем информации от каждой компании различен, но туда входит содержимое переписки по электронной почте, как сообщения, так и вложения, загруженные пользователями фото и видео, переданные между ними файлы, общая информация об активности в сервисах.

Активность «PRISM» возрастала постепенно. Первой в ноябре 2007 к программе присоединилась компания Microsoft, затем поставлять АНБ информацию стали Yahoo!, Google и Facebook, последней, в октябре 2012, к системе примкнула компания Apple. Будучи созданной на территории США, система «PRISM» также работала в интересах британского агентства электронной безопасности GCHQ.

После громкого обнародования, директор национальной разведки Джеймс Клаппер не только признал существование такой системы, но и обвинил СМИ в «опрометчивом» и «безрассудном» раскрытии информации об усилиях спецслужб в деле сохранения безопасности американцев. Сама система, по словам Клаппера, действовала законно и с одобрения всех трех ветвей американской власти. Тайна телефонных разговоров защищена четвертой поправкой к Конституции США, которая запрещает необоснованную слежку. Однако, это ограничение не распространяется на информацию, которой обладает третья сторона? В том числе телефонная компания или интернет-провайдер. Клаппер и президент США Барак Обама утверждали: система использовалась исключительно для слежки за иностранцами, находящимися за пределами страны, в целях борьбы с терроризмом.

Такая откровенность сильно не понравилась участвующим в «PRISM» компаниям, у которых в результате под ударом оказались коммерческие интересы за рубежом. Глава Facebook Марк Цукерберг написал, что соцсеть никогда не участвовала ни в каких программах, предоставляющих властям прямой доступ к своим серверам. То же самое написал глава Google Ларри Пейдж, озаглавив пост в официальном блоге компании «Что за..?». Прочие члены «PRISM» придерживались той же версии — прямой доступ спецслужб к серверам компаний отсутствует, а информация предоставляется только по официальному запросу.

Однако, The New York Times выяснила, что заявления задействованных в «PRISM» компаний были не более чем игрой словами. Прямой доступ к серверам компаний действительно отсутствовал, вместо этого Google и Facebook предлагали АНБ создать специальные секретные порталы, через которые разведчики могли бы изучать нужную им информацию, не отвлекая персонал компаний от работы. Вскоре выяснился первоисточник разоблачения. 9 июня британская The Guardian опубликовала интервью с бывшим сотрудником ЦРУ Эдвардом Сноуденом. Сноуден сообщил, что хотел развернуть широкую общественную дискуссию на тему слежки за гражданами и подчеркнул, что американская разведка собирает о своих собственных гражданах «даже больше информации, чем о русских». Тем самым поместив заявления Барака Обамы и руководства американских разведок о сугубо внешней направленности «PRISM» в категорию лживых. Впрочем, сенатор-демократ Рон Вайден еще в прошлом году говорил о существовании подобной программы, а после информации Сноудена потребовал отправить в отставку директора национальной разведки США, обвинив его во введении в заблуждение членов сенатского комитета. Дело в том, что еще в марте Клаппер «категорически отрицал», что разведывательное ведомство США собирает данные о миллионах американцев.

Дополнительно Сноуден якобы предоставил газете South China Morning Post список IP-адресов в Гонконге и материковой части Китая, которые подвергались хакерским атакам АНБ за последние четыре года. Журнал Foreign Policy добавил: в АНБ существует Офис операций по специализированному доступу (Tailored Access Operations, TAO), который успешно вторгался в китайские компьютерные и телекоммуникационные системы на протяжении почти 15 лет.

12 июня Евросоюз потребовал от США объяснений в связи с сообщениями о сборе американскими спецслужбами информации о телефонных звонках и интернет-активности граждан. Еврокомиссар по вопросам юстиции Вивиан Рединг направила генпрокурору США Эрику Холдеру письмо с просьбой предоставить информацию «по программе «PRISM» и другим американским программам, касающимся сбора и поиска данных, а также о законах, которые разрешают реализацию таких программ». ЕС требует «быстрых и конкретных» ответов на следующие вопросы: касаются ли эти программы только американских резидентов или иностранных и европейских граждан тоже, ведется ли сбор информации по конкретным случаям и на основании каких критериев? В письме также отмечается, что программы типа «PRISM» могут ущемлять основополагающие права европейцев. По поводу сложившейся ситуации высказался даже европейский комиссар по здравоохранению Тонио Борг. Он заявил, что ЕС желает видеть «четкое стремление» США уважать права людей в том, что касается неприкосновенности личной информации. По словам чиновника, ЕС необходима ясность в том, как власти США собирали информацию: были ли это расширенные сведения или данные касались каких-то определенных людей.

С учётом масштаба шумихи Эдвард Сноуден с большой вероятностью попадёт в категорию людей, таких как основатель WikiLeaks Джулиан Ассанж и его информатор Брэдли Мэннинг. Джулиан Ассанж уже год живет в посольстве Эквадора в Лондоне, в то время как его экстрадиции требуют Швеция и, негласно, США, где Ассанжа прошлой осенью признали врагом государства, а ресурс Wikileaks — угрозой национальной безопасности. Брэдли Мэннинг, предоставивший WikiLeaks множество документов об убийствах безоружных армией США, был арестован после доноса журналиста Андриана Ламо в мае 2010 года. Без предъявления обвинения в течение двух месяцев он содержался в тюрьме при американской военной базе Кемп-Арифжан (Кувейт), затем в июле 2010 года был вывезен в США, где ему были предъявлены обвинения по статьям 92 и 134 Кодекса военной юстиции США (максимальный тюремный срок 52 года), потом ещё 22 обвинения, увеличивших потенциальный срок до 142 лет, пожизненного или смертной казни. Судебные разбирательства продолжаются, рядовой Мэннинг до сих пор живёт в условиях, которые даже лояльная Вашингтону пресса именует «далёкими от цивилизованных». Те, кто видел Брэдли после ареста, говорят, что опасаются за его психическое здоровье, так как он может не выдержать оказываемого на него давления и постоянных унижений.

10 марта 2011 года, выступая в Массачусетском технологическом институте, пресс-секретарь Госдепа США Филипп Кроули сказал: «То, что происходит с Мэннингом, это глупо и контрпродуктивно. Не знаю, почему министерство обороны это делает». 14 марта чиновник подал в отставку «по собственному желанию».

В свете вышесказанного, Сноуден перед передачей информации СМИ взял отпуск в аналитическом агентстве, где работал после увольнения из ЦРУ, и, прихватив копии секретных документов, уехал в Гонконг. Куда действительно прибыл 20 мая, но после того, как при анализе видеозаписи его интервью The Guardian был определён конкретный отель, где он проживает, 10 июня Сноуден исчез. Позже появились сообщения, что он может попросить политического убежища в Исландии или в любой стране, «в которой верят в свободу слова». 12 июня министр иностранных дел России Сергей Лавров не исключил, что Сноуден получит убежище в России. При этом он подчеркнул, что не знает, есть ли такое заявление от бывшего сотрудника ЦРУ. «Я не слышал о том, что был формальный запрос от Сноудена. Если он поступит, мы его рассмотрим», — сказал Лавров. Убежище Сноудену действительно понадобится — Ассанжа обвинили в изнасиловании, нетрадиционала Мэннинга, несмотря на озвученный Хиллари Клинтон тезис о правах человека, заключающихся в правах геев, психологически ломают именно в этом направлении, а экс-сотруднику ЦРУ, по словам директора ФБР Роберта Мюллера, уже грозит ответственность в виде пожизненного заключения.

По сведениям издания The Daily Beast, бывшие коллеги считают Сноудена потенциальным перебежчиком и сравнивают его с двумя криптоаналитиками АНБ — Уильямом Гамильтоном Мартином и Берноном Митчеллом, которые бежали в СССР в 1960 году и выступили с разоблачением американских шпионских программ на пресс-конференции в Москве. Их дело прежде рассматривалось в АНБ как самый тяжелый провал в ведомственной истории, но теперь, по мнению газет, Сноуден их, «возможно, переплюнул».

На сайте общественных петиций «We the People» петиция в защиту Эдварда Сноудена собрала за первые сутки более 29 тысяч подписей, сейчас их 73 000. В своём обращении к президенту США, авторы называют Сноудена национальным героем и требуют его безоговорочного помилования. Другая петиция призывает Барака Обаму к публичным дебатам со Сноуденом, и если петиция наберёт 100 000 подписей, то её придётся рассматривать официально.

То, что Интернет официально признан совершенно неанонимным местом, а все крупные интернет-компании оказались исправными поставщиками всей имеющейся у них информации спецслужбам — никак не тянет на сенсацию, ибо это было очевидно. Интересна реакция самих американских граждан, которые, согласно опросам, в большинстве своём безоговорочно поддерживают политику американских спецслужб по отношению к населению США, «лишь бы это уберегло от терактов». Которых, собственно, на американской территории, можно сказать, и не было, в сравнении с другими частями света, где теракты составляют обычный информационный фон. Тем не менее, любые попытки государств хотя бы приблизиться к уровню контроля, который обеспечивает закон Patriot Act — и множество незаконных мероприятий, подобных «PRISM» — немедленно подвергаются информационной атаке и осуждению, как «диктатура», «посягательство на права человека» и тому подобное.

Нельзя отделаться от очевидных и даже банальных аналогий. В 1949 году вышла книга Джорджа Оруэлла «1984», рассказывающая об обществе абсолютного контроля, тоталитаризма и повсеместной слежки. Считалось модным полагать, что в своей книге Оруэлл изображал Советский Союз, хотя сам автор и его знакомые не один раз сообщали, что, прежде всего, имеется в виду общество западное и его эволюция. Время показало, что Оруэлл не очень ошибся — неразрывный контроль за повседневной деятельностью, чувствами и привязанностями уже существует. И, в полном соответствии, те, кто пытается посягнуть на монополию Старшего Брата, преследуются максимально агрессивно. Находится место и пресловутому «двоемыслию», когда государство уже бесспорного тотального контроля полагается наиболее свободным, благодаря пропаганде, достигшей совершенства.

Андрей Полевой