Всемирный Русский Народный Собор

Украина: родной иностранный язык

6 июня, в день рождения А. С. Пушкина, в рамках программы поддержки и развития многоязычия и культурного многообразия, в ООН отмечался День русского языка. Одна из целей этой программы — поддержание равноправия шести официальных языков ООН, среди которых и русский. О позиционировании русского языка в обществе, его роли и значении в очередной раз задумались и на Украине.

Правда, повод для таких раздумий изначально выглядел весьма отстраненным от русского языка, как такового. 8 июня стало известно, что в сентябре вступает в силу распоряжение Министерства образования и науки Украины об обязательном изучении в школах, начиная с пятого класса, второго иностранного языка. Нюанс состоит в том, что иностранным языком может считаться любой язык «национальных меньшинств» Украины, в том числе — как бы это не выглядело странно — и русский. Который не является обязательным для изучения в украинских школах и его преподают по большей части за счёт так называемых «вариативных» учебных часов, которыми может распоряжаться непосредственно учебное заведение.

Подобно всем законопроектам и распоряжениям, так или иначе относящимся к языковым вопросам, данное распоряжение Министерства образования Украины предоставляет широкие возможности для предположений, чем закончатся попытки его реализации на практике. Гипотетическая цель понятна — украинские чиновники разных уровней достаточно регулярно сообщали о том, что «европейский вектор» Украины подразумевает необходимость изучения нескольких языков, применяемых в передовых державах ЕС, что облегчит украинским гражданам поиск места под европейским солнцем.

Согласно предварительным данным, обнародованным Министерством образования Украины, 52% школ выбрали в качестве второго иностранного немецкий язык, 23% — русский, 14% — французский, 8% — английский, 2% — польский, 1% — испанский. Министерство образования признаёт: данные цифры, скорее всего, не будут отражать реальную картину, за два месяца вряд ли возможно обеспечить необходимые для выполнения распоряжения условия. Необходимо высвободить учебные часы, снабдить школы учебниками и, самое главное, достаточным количеством преподавателей указанных языков.

По состоянию на март этого года на Украине насчитывалось 19 900 школ, и если взять за основу приведённую выше статистику, то за два месяца Министерству образования необходимо найти 10 348 педагогов, преподающих немецкий язык. То, что в крупных школах, как правило, есть классы с преподаванием не только английского, но и немецкого языка, ситуацию не спасёт. Ведь с сентября два иностранных языка будут обязаны учить абсолютно все ученики, что неизбежно потребует увеличения преподавательского состава. Где найти 10 000 учителей одного только немецкого языка в ближайшем будущем — совершенно непонятно. Если попытаться решить задачу за счёт квот и увеличенного набора в педагогические вузы на целевые «языковые» специальности, то перейти к выполнению распоряжения Минобразования получится лишь через несколько лет. Временной мерой могло бы стать привлечение специалистов со стороны — но заинтересовать владеющих языками лиц, которые в большинстве своём уже имеют работу схожего профиля, можно лишь финансово, что означает значительные дополнительные расходы и нагрузку на и без того дефицитный бюджет Украины.

Из ситуации, которую формирует распоряжение Министерства образования Украины, есть единственный выход: поскольку существует один язык, формально являющийся иностранным, но родной для 70% населения Украины, то его, в принципе, может преподавать любой достаточно грамотный человек. Член парламентского комитета по вопросам науки и образования, курирующая вопросы среднего образования, Виталина Дзоз сообщила украинским СМИ, что русский язык, как язык международного общения, на Украине знают все. «Уверена, что изучение русского языка как второго иностранного с пятого класса — единственно правильный и рациональный выход из сложившейся ситуации. Где возьмет маленькая сельская школа учителя французского, немецкого или итальянского? Если все украинские школьники будут знать русский язык, уверена, что это станет дополнительным преимуществом в их дальнейшем обучении», — подчеркнула депутат.

Дополнительные преимущества в виде знания русского языка украинским школьникам действительно не помешают. Согласно информации «Россотрудничества», которое осуществляет приём документов от украинских студентов и аспирантов, желающих учиться в российских ВУЗах, количество претендентов увеличивается с каждым годом. В связи с чем приходится ужесточать требования, в том числе и к знанию русского языка.

Распоряжение об обязательном изучении второго иностранного языка достаточно ярко характеризует абсурд, царящий в языковой политике Украины. Десятая статья Конституции Украины гарантирует защиту и развитие русского языка, и с юридической точки зрения не вполне понятно, почему один и тот же язык приобретает различный статус — от де-факто родного языка большинства населения Украины и самоочевидного средства межнационального общения до языка иностранного, одного из многих.

Кроме того, в июле 2012 года был принят инициированный правящей «Партией регионов» законопроект «Об основах государственной языковой политики», согласно которому Одесский областной и городской советы, Харьковский, Херсонский, Николаевский, Запорожский, Севастопольский, Днепропетровский, Луганский и другие гор- и облсоветы приняли решение о признании русского языка региональным. Полагая язык, на котором «официально» говорит абсолютное большинство жителей юга и востока Украины иностранным, снова получается достаточно странная картина. Например, должны ли жители Крыма получать надбавки за знание «иностранного» родного языка при приёме на работу, и тому подобное.

Независимые общественно-аналитические агентства сообщают, что большинство граждан Украины желает особого статуса для русского языка. Согласно исследованию Киевского международного института социологии, 35% жителей Украины считают, что русский язык должен преподаваться в школах в таком же объёме, как и украинский. Около 37% респондентов считают, что уроков по русскому языку должно быть меньше, чем по украинскому, но больше, чем по другим иностранным языкам, почти четверть жителей страны считают, что русский должен преподаваться в таком же объёме, как и другие иностранные языки, и только 2% уверены, что предмет по русскому языку необходимо полностью исключить из школьной программы.

При этом чиновники из Министерства образования признают — русский язык распространён всё-таки больше официального государственного, его знают все, он является языком международного общения. Но исключительно в угоду политическим интересам попадает в категорию формально «иностранных». В чём есть существенная выгода — можно с лёгкостью выполнить указание о расширении перечня изучаемых иностранных языков. Ведь процесс преподавания и изучения родного языка, обозначенного как «иностранный», требует минимальных усилий.

То, что политическим кругам Украины при всех стараниях не получается избавиться от русского языка, который является главным языком Украины, и этот факт проявляется постоянно — это, безусловно, хорошо. Плохо то, что в очередной раз усугубляется раздвоение сознания, когда родной язык начинает усиленно позиционироваться, как иностранный.

Олег Головачёв