Всемирный Русский Народный Собор

Украина и ТС — официальный меморандум об очевидном

В конце мая в рамках ОДКБ, СНГ, ЕврАзЭс и Таможенного союза прошёл ряд организационных мероприятий, целью которых было согласование позиций стран-участников по вопросам экономической интеграции и дальнейшее планирование взаимовыгодного сотрудничества.

27 мая в Бишкеке состоялись два заседания — комитета секретарей Советов безопасности (КССБ) Организации Договора о коллективной безопасности и Совета министров иностранных дел (СМИД) ОДКБ, на которых было обсуждено взаимодействие в борьбе с терроризмом, экстремизмом и трансграничной преступностью, а также пограничная безопасность — с учетом развития ситуации в Афганистане и на Ближнем Востоке.
28 мая прошел неформальный саммит лидеров стран ОДКБ в составе президентов Казахстана, Киргизии, России и Таджикистана, был обсуждён вопрос строительства железной дороги Россия-Казахстан-Киргизия-Таджикистан.

Таким образом, от стратегических и принципиальных решений союзники перешли к разработке конкретных инфраструктурных проектов. Которые, к тому же, способны снизить социальную напряжённость в регионе за счёт создания новых рабочих мест. Стоит отметить, что в апреле этого года председатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов предложил до 2020 года вложить в экономику среднеазиатских государств российские инвестиции в размере 12 миллиардов долларов, способные не только принести прибыль, но и выступить в качестве фундамента социальной стабильности.

29 мая в Астане президенты России, Беларуси и Казахстана провели заседание Высшего евразийского экономического совета, главного административного органа Таможенного союза. Главным его итогом стало решение запустить с 1 января 2015 года Евразийский экономический союз в режиме максимального благоприятствия. Так, Российская Федерация готова отказаться от пошлин на экспорт нефти и нефтепродуктов, прежде всего к выгоде Белоруссии, приобретающей дополнительную прибыль от переработки российской нефти на двух белорусских НПЗ. Премьер-министр Белоруссии Михаил Мясникович приветствовал такое решение России, заверив, что, несмотря на очевидные потери для российского бюджета с этой стороны, тесное экономическое сотрудничество восполнит ущерб.

Таким образом, помимо продолжения сотрудничества в области коллективной безопасности, лидеры стран-партнёров озвучили срок — и весьма близкий! — когда экономическая интеграция ведущих игроков постсоветского пространства выйдет на качественно новый уровень, благодаря экономическому пространству нового формата, если не абсолютно свободного для перемещения товаров, финансов, рабочей силы и услуг, то весьма близкого к такому определению. Это, разумеется, не то «возрождение» СССР, которого так страшилась экс-госсекретарь Клинтон, но серьёзный шаг в указанном направлении.

Однако, главной новостью саммитов и встреч в рамках ОДКБ и ТС стало не такое значительное решение, как активация полноценного Евразийского союза с 1 января 2015 года, а присутствие в повестке дня «украинского» вопроса. И некий меморандум, который украинские представители подписали совместно с Таможенным союзом, что должно символизировать прорыв в отношениях Украины, России и всего Таможенного союза — и торжество украинской дипломатии, упорно предлагающей Таможенному союзу сотрудничество по понятной лишь официальному Киеву формуле «3+1». Согласно которой Украина получит статус «наблюдателя» — ни за что не отвечающего, зато обладающего значительными полномочиями.

19 апреля концепцию «наблюдателя» описал премьер-министр Украины Николай Азаров: «Мы ведем переговоры о таком формате сотрудничества, при котором Украина станет наблюдателем при Таможенном союзе». «Это значит, что наш представитель будет участвовать в принятии решений с правом совещательного голоса. Он не будет участвовать в принятии самого решения, но будет высказывать позицию Украины». «Мы не будем поставлены перед фактом, Украина будет знать о любой инициативе с момента ее озвучивания. Если же решение, принятое Таможенным союзом, будет задевать наши интересы, мы сможем корректировать решения», — подчёркивал Азаров.

Риторика украинских чиновников и руководителей правительственных пресс-служб после встречи президента Украины Януковича с лидерами стран-участников ТС и подписания меморандума была весьма оптимистичной. И можно было подумать, что описанный выше небывалый статус, когда посторонний игрок, не неся никаких обязанностей, может корректировать решения, «задевающие его интересы», действительно состоялся. Такую иллюзию поддерживала как паника националистически настроенных политиков, которые привычно высказывали опасения, что Янукович непоправимо поступился украинским суверенитетом в пользу Москвы, так и победные реляции правительственных кругов. Звучали даже реплики, что Россия пошла на серьёзную уступку Украине.

4 июня президент Украины Янукович сообщил, что «меморандум об углублении взаимодействия между Украиной и Евразийской экономической комиссией должен способствовать укреплению экономических связей между Украиной и странами Таможенного союза». Премьер-министр Азаров уточнил: Украина получает возможность по приглашению председательствующей стороны участвовать в заседании органов ТС, что «практически, ничем не отличается от статуса наблюдателя в ТС».

Изучение подписанного меморандума стоило бы начать с того, что статус «наблюдателя в ТС» самим Таможенным союзом не был предусмотрен, и сравнить достижение украинской дипломатии просто не с чем. Сам меморандум достаточно краток — в нём всего пять пунктов: согласно первому, Украине предоставляется возможность присутствовать по приглашению Председателя Высшего Евразийского экономического совета на открытых заседаниях Высшего экономического совета; присутствовать по приглашению Председателя Совета Евразийской экономической комиссии, с согласия всех членов Совета, на открытых заседаниях Совета Евразийской экономической комиссии без права участия в принятии решений; направлять свои предложения в Евразийскую экономическую комиссию.

Как видно, в результате переговоров президента Януковича с Таможенным союзом, Украина получила те же возможности, что и журналисты любого должным образом аккредитованного СМИ — возможность посещать и присутствовать на открытых совещаниях ВЭС без права участия в принятии решений. Что до направления предложений в Евразийскую экономическую комиссию — то на её официальном сайте указаны контактные телефоны и e-mail, так что направлять туда свои предложения может любой человек, обладающий доступом к Интернету.

Согласно пункту №2, Украина вправе получать копии документов, принятых Евразийским экономическим советом и Евразийской экономической комиссией, за исключением документов, содержащих информацию ограниченного распространения (конфиденциальных и для служебного пользования). То есть, получать исключительно ту информацию, которая будет находиться в свободном доступе и, опять-таки, доступна любому частному лицу.

Сколько-нибудь новое положение содержится в пункте три — Украина декларирует намерения соблюдать принципы, зафиксированные в документах, формирующих договорно-правовую базу Таможенного союза и Единого экономического пространства, и воздерживаться от действий и заявлений, направленных против интересов Таможенного союза и Единого экономического пространства. Впрочем, как указано в пункте №5, «настоящий Меморандум не является международным договором и не создаёт прав и обязательств, регулируемых международным правом».

В итоге, ценность подписанного 31 мая в Минске меморандума между ТС и Украиной равняется. Можно считать, нулю. Он предоставляет Украине возможность изучать общедоступные материалы, на общих правах направлять предложения в административные органы Евразийского союза, и не является международным договором. Никаких предпосылок для углубления сотрудничества в нём не содержится. Тем не менее, именно иллюзорному прорыву в отношениях Украины и ТС уделяется куда большее внимание, нежели действительно судьбоносному решению о запуске Евразийского союза с 1 января 2015 года.

Андрей Полевой