Всемирный Русский Народный Собор

Массовые протесты в Турции: продолжение «арабской весны» или «оранжевая революция»?

Сирия стала самым настоящим поражением для сторонников Эрдогана. Огромные бюджетные расходы уходят на полмиллиона сирийских беженцев и поддержку повстанцев. Экономика уже не показывает тех темпов развития, что прежде.

В самый канун лета самую спокойную страну Ближнего Востока потрясли самые массовые и кровавые уличные протесты более чем за десятилетие. Счет участников идет на сотни тысяч, задержанных и пострадавших на сотни. Столкновения с полицией происходили во всех крупнейших городах Турции — Стамбуле, Анкаре и Измире, причем, объектами критики неизменно становились правящая умеренно-исламская партия Справедливости и Развития (ПСР) и лично премьер-министр Р. Т. Эрдоган. Учитывая взрывоопасность региона в последние три года, многие аналитики сразу стали сравнивать эти акции с «арабской весной» и предрекли скорое падение правительства и развитие ситуации по образцу Египта и Йемена. В разгар протестов в субботу некоторые турецкие газеты даже заявили о победе восставших, однако, уже в воскресенье 2 июня первый летний ливень неожиданно резко снизил накал борьбы, что позволило ведущим мировым СМИ заявить о прекращении противостояния. Стамбульские дворники спешно убирают с окрашенных кровью мостовых Стамбула разбитые бутылки и выбитые зубы. Площадь Таксим так и не превратилась в площадь Тахрир.

Что же заставило сотни тысяч людей выступить против власти, рискуя жизнью в схватках с полицией? Кто выступил зачинщиком демонстраций? Почему они закончились так же быстро, как и начались? Что было истинной причиной протестов, будут ли они продолжены и в каком направлении теперь пойдет официальная Анкара? Эти вопросы сейчас стоят перед политологами всего мира, поскольку за последние годы Турция стала одним из ключевых игроков на Ближнем Востоке, и нестабильность в этой стране может серьезно расшатать без того взрывоопасный регион.

Для того, чтобы понять происходящие в Турции процессы, следует в первую очередь отмежеваться от напрашивающегося сравнения с «арабскими революциями». Здесь «исламская весна», то есть, процесс перехода от националистического светского государства модерна к пока неведомой, но модной, ощущаемой на интуитивном уровне исламской либеральной демократии уже начался в 2002 г. с приходом к власти партии Р. Т. Эрдогана. За прошедшие 10 лет Турция действительно добилась значительных экономических успехов, повысила свой авторитет на международной арене, надежно прописалась в «Большой двадцатке», однако, произошло это не без очень серьезных внутренних конфликтов.

За декаду реформ сторонники исламской демократии постарались искоренить старую светскую элиту, активно и по-революционному используя доступные мирные методы. Фактически, Р. Т. Эрдоган устроил в стране 1937 год с поправкой на XXI век: при помощи судебных процессов сотни военных, левых активистов, интеллектуалов, бизнесменов были брошены в тюрьмы по довольно сомнительным обвинениям. Оппозиция не смогла сформировать альтернативную идеологию, оставшись на уровне догм модерна — светских социализма и национализма, пытаясь в ряде случаев сплавить их в немыслимые комбинации.

Оппозиция проводила митинги, предвыборные «марши миллионов», профсоюзные акции, однако, так и не смогла переломить политических предпочтений населения, которое становилось все более религиозным. В том числе и по естественным причинам — верующие семьи крепче, рождаемость выше, в условиях представительной демократии это выливается в ежегодный рост электората.

Тем не менее, противников у режима оставалось предостаточно. Преодолеть инерцию Р. Т. Эрдогану удавалось только за счет действительно впечатляющих успехов, многие из которых зиждились на популизме. Разрыв отношений с Израилем, активное вторжение в арабский мир, поддержка революций — все это создавало положительный имидж правящей партии и ее лидеров, пока не затронуло интересы каждого избирателя. Втягивание Турции в «арабские революции» не принесло ожидаемых дивидендов. Партийные лидеры, в ноябре 2011 г. публично отвергая прежде успешно зарекомендовавшую себя внешнюю политику «ноль проблем с соседями», надеялись, что вспыхнувшие в арабских странах революции быстро завершатся, и новые власти начнут активно использовать турецкий опыт с привлечением турецкого капитала и социальных технологий. В планах Анкары реализовывалась мечта о новой Османской империи.

Однако, проект не пошел. Египтяне посчитали нужным идти «своим путем», конкурируя с Турцией в организации переговоров между Израилем и Палестиной, в Ливии и Йемене стабилизации так и не произошло. А Сирия и вовсе стала самым настоящим поражением для сторонников Эрдогана. Огромные бюджетные расходы уходят на содержание полумиллиона сирийских беженцев и поддержку повстанцев. Резко увеличились расходы на транспортировку турецких товаров в страны Персидского залива, которые теперь идут водным путем в т. ч. через Израиль (!). Экономика уже не показывает тех темпов развития, что прежде. И ранее неспокойные южные границы превратились в линию фронта со всеми вытекающими последствиями. Но самое непростительное в новом курсе оказалось то, что Анкара вынуждена была резко укрепить свои отношения с США и Израилем, чего исламский электорат попросту не понял. Страна с самым высоким уровнем антиамериканизма в мире по состоянию на 2004 г. вновь возвратилась под крыло глобальной империи.

Конечно, к распаду единственной ответственной политической силы в Турции — ПСР — это не привело, тем не менее, определенный политический кризис оказался налицо, чем и воспользовалась светская оппозиция. Проблема застройки площади Таксим не превышает значения Химкинского леса для России. Сидячую забастовку устроили леволиберальные правозащитники, после разгона которых подтянулись уже все остальные недовольные.

Изучая фотографии и видеозаписи из Турции поневоле приходишь к выводу, что недавние выступления мало чем отличаются от точно таких же побоищ на площади Таксим в 70-90-е гг. ХХ в. Те же флаги — компартия Турции, левые профсоюзы, Рабочая Партия Турции, добавились многочисленные портреты Ататюрка, редкие националисты и радужные символы ЛГБТ-сообщества. Характерна для нынешних протестов акция в Анкаре, где левые активисты сначала организовали флешмоб с поцелуями в метро, а затем массовое распитие спиртных напитков в парке, протестуя, таким образом, против насаждения сверху исламской морали. Они по-прежнему, как и 40 лет назад борются с исламским мракобесием, империализмом США за социализм и равноправие женщин, именно поэтому они обречены.

К сожалению, проамериканская и откровенно антироссийская политика Турции на Ближнем Востоке в последнее время создала иллюзию, что эти массовые акции имеют геополитический контекст. На самом деле он чрезвычайно невелик и вторичен по отношению к главному лозунгу — долой исламскую диктатуру, даешь свободу «как на Западе» с левацким уклоном. К таким лозунгам, разделяемым все меньшей частью населения, власть уже выработала хороший иммунитет и вряд ли изменит свой прежний курс. В качестве реакции на массовые протесты стоит ожидать разве что некоторое замедление темпов социальных преобразований в стиле умеренного ислама.

Александр Свиржевский