Всемирный Русский Народный Собор

Русские суперкомпьютеры слишком хороши для Запада?

Суперкомпьютеры в XXI веке являются одной из тех статусных вещей, возможностями для создания которых должно обладать передовое государство.

13 мая стало известно о том, что российский разработчик суперкомпьютеров «Т-Платформы» завершил проект по созданию прототипа вычислительной системы для разработки суперкомпьютеров нового поколения, реализованный по заказу и при финансовой поддержке Минобрнауки. На базе прототипа планируется разработка и промышленное производство крупномасштабных суперкомпьютерных систем и, по словам генерального директора «Т-Платформы» Всеволода Опанасенко, это решение имеет значительный потенциал для внедрения как в России, так и на международном рынке. Как сообщает пресс-служба компании, прототип системы предназначен для создания суперкомпьютеров «петафлопcного и мультипетафлопсного диапазонов производительности», пиковая производительность составит 400 терафлопс или 400 трлн операций в секунду. Основными преимуществами этого решения являются высокая энергоэффективность и плотность компоновки вычислительных узлов.

Термином «суперкомпьютер» обозначают компьютерную систему, состоящую из множества высокопроизводительных компьютеров, соединенных высокоскоростной магистралью обмена данных и способных к обработке сложных вычислительных задач путём её параллельного решения. Суперкомпьютеры незаменимы в тех областях, где требуется очень большой объём сложных вычислений с учётом множества параметров, обработка большого количества данных в реальном времени или в случаях, когда решение задачи может быть найдено простым перебором множества значений или исходных параметров.

С течением времени суперкомпьютеры становятся незаменимым атрибутом науки, техники и бизнеса. Изначально системы такого рода использовались прежде всего в военных целях — расчёты процессов при ядерной реакции, моделирование ядерных испытаний и поведения мирных ядерных реакторов, криптография. Со временем перечень существенно расширился — предсказание климатических изменений и сейсмической обстановки, анализ данных геологоразведки, расшифровка ДНК, создание новых лекарств, газо- и гидродинамика, анализ распределения нагрузок в конструкциях и многое другое.

Директор Института системных исследований РАН академик Владимир Бетелин в 2009 году сделал прогноз, согласно которому полное моделирование авиалайнеров станет обязательным условием для выживания на рынке, также как и функционирование атомного реактора и других дорогостоящих и сложных изделий. Другими словами, наличие и возможности производства суперкомпьютеров становятся одним из важнейших факторов для конкурентоспособности государства в целом. У России в лице «Т-Платформ» такие возможности есть. Что, по понятным причинам, многих не устраивает. И реализация более чем оправданных профессионализмом желаний «Т-Платформ» занять заслуженное место на мировом рынке суперкомпьютеров сталкивается с противодействием, имеющим малое отношение к честной конкуренции.

«Т-Платформы» динамично развиваются с 2002 года, ее центральный офис расположен в Москве, а региональные штаб-квартиры находятся в Ганновере (Германия), Тайбее (Тайвань) и Гонконге (Китай). На сегодняшний день компания реализовала более 300 комплексных проектов в России, Европе и США. Шесть решений компании вошли в рейтинг Tор-500 мощнейших вычислительных комплексов мира, а суперкомпьютер МГУ «Ломоносов» с мощностью в 1,7 петафлопс на пике возглавляет рейтинг Top-50 самых мощных суперкомпьютеров России и СНГ, занимая в общемировом рейтинге Тор-500 26-е место. Такой успех компании заслуживает самых высоких оценок — несмотря на полное забвение разработок подобного направления в 90-е годы, 26-я позиция в мировом рейтинге — это очень и очень много. На ноябрь 2012 года из 500 устройств в Тор-500 251 было из США, 72 — из Китая, 32 — из Японии, 19 — из Германии и восемь — из России (из них четыре — российской разработки).

Несмотря на недостаточную насыщенность страны суперкомпьютерами в целом, российские разработчики ничуть не уступают своим иностранным коллегам по уровню компетенции. Более того, благодаря усилиям российских компаний, доля иностранных предприятий на суперкомпьютерном рынке России уменьшилась с более 90% до менее 25%. Большинство публичных проектов «Т-Платформ» реализованы в вузах — помимо МГУ, изделия «Т-Платформ» работают в Томском, Белгородском и Южно-Уральском университетах. Такой успех не остался незамеченным. Неприятности у «Т-Платформ» начались после проектов с КБ «Сухой», а также выхода на международный рынок — несколько систем были проданы в Европу и Сингапур, и к российской компании начали присматриваться ведущие игроки данного рынка. Те самые, которые занимают в Тор-500 251 позицию. А в конце 2012 года «Т-Платформы» вообще посягнули, можно сказать, на святое — выиграли тендер на поставку суперкомпьютера в Государственный университет штата Нью-Йорк, обойдя таких конкурентов, как Dell и Нewlett-Рackard.

8 марта 2013 года было опубликовано решение американского Бюро промышленности и безопасности, согласно которому «Т-Платформы» отнесены к организациям, действующим вопреки национальной безопасности и внешнеполитическим интересам США, поскольку компания связана с разработкой компьютерных систем для военных целей и с производством компьютеров для ядерных исследований. Почему претензии возникли удивительно к месту, отчего их не было на протяжении 11 лет функционирования компании и чем принципиально отличается система для военных целей от своего мирного статистического аналога, Бюро не уточнило. Американские же эксперты, владеющие вопросом, были достаточно откровенны. Bloomberg BusinessWeek сообщает, что Нью-Йорк купил систему «Т-Платформ» для тестирования новых материалов, использующихся в аккумуляторных батареях за 50 000 долларов, что как минимум вдвое дешевле, нежели варианты конкурентов. В сделку также было включено дополнительное соглашение, по которому «Т-Платформы» осуществили коммуникацию своей системы с остальными мощностями университета и обеспечили возможность проведения широкого спектра исследований.

Понятно, что такого конкурента, смертельно опасного для безопасности и политических интересов бизнеса США, нужно устранять любыми средствами. Решение Бюро означает на практике практически непробиваемый барьер на деятельность «Т-Платформ» — для компании устанавливается «презумпция запрета» на получение лицензий на экспорт, реэкспорт и трансфер любых товаров и изделий, изготавливаемых в США или по американским технологиям в других странах мира. Накладываемые ограничения закрывают возможности не только для приобретения электронных компонентов в Штатах, но и для заказа чипов, самостоятельно разработанных специалистами «Т-Платформ», на любой фабрике мира, поскольку все фабрики используют американские технологии, а процессоры производят считанные компании.

Ситуация вокруг «Т-Платформ» была озвучена на самом высшем уровне — 30 апреля, на заседании Совета по науке и образованию Владимир Путин назвал решение Бюро использованием политических рычагов для недобросовестной конкуренции и добавил, что необходимо активнее работать с европейскими партнерами, чтобы они проявляли большую самостоятельность в своих решениях, если заинтересованы в сотрудничестве с Россией.

C самостоятельностью у европейских партнёров, надо признать, дела обстоят не лучшим образом. В 2010-м «Т-Платформы» открыли представительство в Ганновере, удалось найти нескольких перспективных заказчиков — например, компания много лет тесно сотрудничала с Исследовательским центром Юлих в Германии, одним из ведущих европейских научных центров. Однако, это сотрудничество постоянно подвергалось политическому давлению, попытки запретить договор о стратегическом сотрудничестве «Т-Платформ» и Центра Юлих совершало германское Министерство науки. Что явилось следствием прямого распоряжения канцлера Германии Меркель после звонка госсекретаря США Хиллари Клинтон, подчеркнувшей, что сотрудничество с Россией в такой чувствительной области нежелательно. В конце концов, научные и исследовательские интересы победили, Центр Юлиха настоял на заключении и коммюнике, и договора о поставке в Центр суперкомпьютера, что «Т-Платформы» должны осуществить в текущем году.

C учётом новых обстоятельств, политическое давление будет только возрастать — причём проводников американских интересов мало волнует мнение собственных европейских заказчиков суперкомпьютеров. Также под ударом оказывается заключённое в 2012 году предложение «Т-Платформ» и финского суперкомпьютерного центра CSC по строительству прототипа перспективного суперкомпьютера для панъевропейской программы «Партнерство во имя развития компьютинга в Европе» (Partnership for Advanced Computing in Europe, PRACE).

Занесение «Т-Платформ» в чёрный список Бюро промышленности и безопасности имеет ещё одно измерение. Поскольку «Т-Платформы» занимают порядка 50% рынка суперкомпьютеров в России, лишённые доступа к процессорам и технологиям родом из США, они не смогут обеспечивать даже внутренние российские потребности в больших вычислительных мощностях. Что снижает уровень конкурентоспособности России в целом, тормозит сложные исследования, заодно открывая доступ на российский рынок вытесненным американским компаниям. Окончательно решить проблему могло бы производство собственных процессоров, но по самым скромным подсчётам на это понадобится несколько десятков миллиардов долларов и до десяти лет времени. Но, по видимому, альтернативы этому действительно нет, если только мы хотим, чтобы наша наука и оборона не находились под внешним контролем.

Таким образом, российские суперкомпьютеры оказались слишком хороши для рынка, на котором привыкло диктовать условия одно государство. Что лишний раз подтверждает — «свободный рынок» является идеалистической мечтой, а на практике победа в конкурентной борьбе прежде всего связана со способностью навязывать собственные правила игры и уничтожать тех, кто может что-то сделать лучше и дешевле.

Андрей Полевой