Всемирный Русский Народный Собор

Демократия — истинная и мнимая

Дискуссии в России по проблемам демократии в связи с «делом Магнитского» и законом о некоммерческих организациях со всей очевидностью обнаруживают тот факт, что оппоненты, говоря о демократии, избегают затрагивать саму суть проблемы. А без этого, однако, трудно найти истину в споре.

Если в 90-х годах, например, рупоры «семибанкирщины» провозглашали демократией ничем не ограниченное право «капитанов большого бизнеса» присваивать материальные ресурсы и активы России, то сейчас больше говорят о народе как источнике власти, о необходимости подчинения меньшинства воле большинства и о других атрибутах демократии в их европейском или каком-нибудь ещё креативном понимании. Между тем наши предки оставили нам нетленное наследство глубоких теоретических исследований сути демократии и бесценный опыт её применения в разных формах как в России, так и за рубежом. Напомню вкратце об этом наследии.

Русский государственный деятель К. П. Победоносцев (1827-1907 гг.), занимавший более двух десятилетий пост обер-прокурора Синода, полагал, например, что «при демократическом образе правления победителями становятся ловкие подбиратели голосов, механики, искусно орудующие закулисными пружинками, которые приводят в движение кукол на арене демократических выборов». При такой системе каждый голос сам по себе ничего не значит, но тот, «кто сумеет прибрать к себе самое большое количество этих голосов, становится господином силы, господином правления и вершителем воли».

Это верное наблюдение опытного государственного деятеля православной России заслуживает самого пристального внимания. Государством и обществом всегда правили, а в наши дни тем более, узкие группы профессионально подготовленных лиц. И в древней Греции, и в Риме, считающихся колыбелями демократии, правили рабовладельцы, которые только себя причисляли к народу. Увлечению демократией и революциями дала импульс Французская революция с её знаменитым лозунгом: «Свобода, равенство, братство». На деле же нигде в мире этот лозунг так и не удалось претворить в жизнь, в том числе и по той причине, что сама природа человека не предусмотрела ни полного равенства, ни полной свободы. По словам К. П. Победоносцева, упомянутый лозунг, который стал своего рода новой религией для демократов и революционеров, является ничем иным как «роковой ложью» и «законом насилия, раздора и фанатизма».

Пророческие выводы нашего великого предка, сделанные на основе глубокого анализа событий Французской революции, полностью подтвердились кровавым историческим опытом России в XX веке. Достаточно вспомнить хотя бы жуткие наблюдения о расхристанном поведении революционных масс, гениально описанном И. А. Буниным в его очерках «Окаянные дни» и в «Несвоевременных мыслях» М. Горького. Предвидение К. П. Победоносцева о последствиях закона раздора подтверждается и в современных секулярных обществах Европы, где фанатичные призывы к равенству и свободе геев, лесбиянок и трансвеститов оборачиваются общественным гниением.

В целом же идея прав человека, не уравновешенная надёжно моральной и нравственной ответственностью каждого индивидуума, неизбежно ведёт к деградации общества и государства. Она чужда русскому и православному сознанию, которое традиционно зиждется на постулате: «Человек есть олицетворение долга». Акцент на права человека, тем более в отрыве от его обязанностей и ответственности перед обществом, — дорога к взаимным претензиям, упрёкам в несправедливости, обособлению индивидуумов и общественной нестабильности, к войне всех против всех. Уместно сослаться в связи с этим на статью редактора «Московских Ведомостей» М. Н. Каткова (1818-1887 гг.), который ещё в позапрошлом веке предупреждал нас: «Право, которое не есть обязанность, оказывается мыльным пузырем; ничего не выходит из него, и ни к чему не ведет оно. Такое право есть не сила, а слабость».

В православное понимание сути демократии внёс заметный вклад Л. А. Тихомиров (1852-1923 гг.) — известный русский мыслитель и публицист, — убедительно доказывавший, что демократия вообще является абсурдной идеей, поскольку означает власть количества над качеством, при которой элита пытается внушить избирателям, что добро и справедливость якобы можно определить арифметическим подсчётом голосов. По его мнению, без «напряженного верования, охватывающего все стороны жизни в подчинении одному идеалу», невозможно сформировать надёжной качественной, а не количественной связующей силы общества и избежать злоупотребления властью.

Это не значит, однако, что принцип выборности должен быть вообще исключен из политической жизни страны, но выборы не должны превращаться во всенародный балаган, а в случае их организации необходимо обеспечить авторитетное представительство всех слоёв общества и этнических групп на основе соответствующего им общественного удельного веса. При этом ключевое значение имеет политический опыт и профессионализм кандидатов на выборные государственные и общественные должности, поскольку их ошибки и просчёты могут нанести государственным и общественным интересам неизмеримо больший ущерб, чем, к примеру, выборы дилетантов среди лётчиков.

Подводя итог рассмотрению сути демократии в православном понимании, необходимо подчеркнуть, что трактовка этой проблемы в либеральном ключе таит в себе реальную опасность разрушения государственных и общественных устоев нашей страны «хозяевами мира», которые используют в своих корыстных интересах разного рода носителей креативных русофобских идей.

Н. Б. Жукова, член Бюро Президиума ВРНС