Всемирный Русский Народный Собор

Таможенный Союз Украине: сами — значит, сами!

Безальтернативность Таможенного Союза, как пространства для возможной украинской интеграции, очевидна. Но столь же очевидно, что очередная констатация бесспорного факта отнюдь не означает сколько-нибудь видимого осознания властями Украины такого вывода.

Не так давно в киевском представительстве Россотрудничества состоялся очередной круглый стол «Центра социально-консервативной политики» (ЦСКП), посвященный перспективам вхождения Украины в Таможенный союз. Такие мероприятия достаточно регулярно осуществляются на региональном уровне, что является лишним свидетельством актуальности вопроса. Правда, особенных сенсаций не возникает. При сколько-нибудь основательном подходе и оперировании категориями реального, безальтернативность Таможенного Союза как пространства для возможной украинской интеграции, очевидна. Но столь же очевидно то, что очередная констатация бесспорного отнюдь не означает сколько-нибудь видимого осознания властями Украины таких доводов экспертов.

Главным событием круглого стола стало присутствие посла Российской Федерации на Украине Михаила Зурабова, который в достаточно свободной и доходчивой форме обрисовал позицию России относительно перспектив евразийской интеграции Украины — что было весьма полезно, поскольку формат таких круглых столов обычно подразумевает сосредоточенность на оценках сугубо с украинской стороны. Михаил Зурабов пояснил: целый ряд предприятий некогда единого всесоюзного производственного комплекса находится на территории Украины, и одно это означает уместность кооперации между двумя государствами. Но если в России модернизация производства происходит достаточно давно, то на Украине такой процесс потребует значительных финансов и интенсивных усилий. Однако, после показательной ситуации 2004 года, с президентом Ющенко и скачкообразным усилением русофобии, когда в одночасье Украина приняла решение разорвать все связи, которые именовались братскими, самостоятельно следовать в Евросоюз и в военно-политический блок НАТО — России нужны безотзывные гарантии для инвестиций такого объёма. Украина предоставить их не может, более того, пока нет конкретики даже в публичных заявлениях.

«Вот откуда та настырность, с которой мое руководство говорит о ТС, о какой-то другой модели. Это политический прагматизм — и всего лишь. Конечно, мы рассматриваем вас не только как ближайших соседей. Чтобы не использовать более обязывающих определений, вы очень близкие нам люди. Мы по этой причине хотим от вас какой-то внятности. Адекватности в оценке ситуации. Если адекватности не будет, мы все равно «поедем», но без вас. Это неизбежно. Мы не сможем застрять на этой станции. Вы уже один раз не сели. Ну, еще десять минут подождем. Но не больше. Уже сил нет». Если мы посмотрим на складывающуюся в мире ситуацию, то в который раз убедимся, что идут экономические войны. Они могут быть валютными, таможенными, ресурсными. Конкурентная среда, в которой мы живем, вынуждает государства их использовать. Нам представляется, что мы вместе можем выторговать лучшие условия. Но что мы слышим в ответ? «Знаете, мы попробуем, пожалуй, сами». Руководство РФ в таких случаях говорит: «Коллеги, мы от вас хотим только одного — ясности. Сами, значит сами. Только потом без обид» — пояснил посол Российской Федерации.

В качестве примера, по какому классическому сценарию развиваются частные случаи российско-украинских межгосударственных отношений, Михаил Зурабов упомянул затянувшееся сверх всяких приличий «сотрудничество» ВПК России с украинскими партнёрами в области строительства самолётов АН-40. В ходе которого количество заказываемых Россией самолётов постепенно падало с 70 до 16, а затем и до нуля. Поскольку Россия начала производить военно-транспортные самолеты Ил-476 самостоятельно.

Фактически, Михаил Зурабов использовал неофициальный формат мероприятия для того, чтобы высказать вполне серьёзные вещи, понятные многим украинским экспертам и тем более очевидные для руководства Российской Федерации — всякое предложение сохраняет актуальность только определённый срок. В случае Украины такой срок практически исчерпан. Транзитный статус Украины уже утратил свою эксклюзивность благодаря «Северному потоку» и расширению кооперации с союзной Беларусью, «Южный поток» сведёт его к нулю вовсе. Количество областей, в которых Россия ищет партнёрства с Украиной, постоянно уменьшается. В основном, за счёт того, что Россия и партнёры по Таможенному Союзу всё увереннее обгоняют Украину как по темпу экономики, так и по её качеству, осваивая новые производственные мощности и горизонты. Перспектива дальнейшей интеграции стран-участниц ТС заставляет усомниться в будущей конкурентоспособности украинских товаров на традиционных для Украины рынках России, Белоруссии и Казахстана — они банально будут дороже из-за таможенных пошлин.

Встреча президентов России и Украины 4 марта этого года началась с комментария Владимира Путина о том, что товарооборот между Россией и Украиной уменьшился на 5 миллиардов долларов и составляет к нынешнему моменту 45 млрд долларов, уменьшился, понятно, в пользу стран ТС. Тем не менее, такая статистика не произвела впечатления на главу Украины Януковича, традиционно заявившего о необходимости подумать, оценить и взвесить — то есть, заявившего ни о чём.

Другое высказывание Президента России — о том, что функционирование Таможенного союза предполагает также реформы в области трудовых ресурсов на данной территории, и с 2015 года свободное движение рабочей силы в странах Таможенного союза будет предоставлено исключительно представителям самого Таможенного союза — вызвало интерес куда больший. Правда, не у президента Януковича, а у парламентариев, избранников украинского народа. Народный депутат Украины от партии «Батькивщина» Сергей Мищенко в интервью СМИ заявил, что российский рынок труда очень важен для украинских граждан, чьи профессиональные навыки в силу разных причин не могут быть применены на Украине, и если доступ на этот рынок будет закрыт, то это будет существенным ударом. «Мы уже как Джамшуд и Равшан. А почему? Да потому что у нас кризис поставил на колени строительный бизнес. А человек, имеющий профессию строителя, востребованную при Советском Союзе и в первые годы независимости — ему сейчас надо или переквалифицироваться, или ехать в Россию. Пока Украина не будет создавать рабочие места, так и будет» — отметил Мищенко.

Солидарен с депутатом Мищенко и вице-спикер украинского парламента Руслан Кошулинский. Он сообщил о том, что сам работал в России на севере Красноярского края, мыл золото «даже официально», и «по своему опыту» может гарантировать, что одни из лучших работников для России — украинцы. Так как они, по словам вице-спикера, мотивированные люди, которые приехали заработать деньги и цель у них — вернуться домой и вложить заработанные деньги в строительство дома, свадьбу детей, покупку автомобиля и т. д. «Потеря такого количества квалифицированной рабочей силы для Российской Федерации в принципе серьезна» — уверен вице-спикер.

Но мытьё золота при всей трудоёмкости и доходности данного занятия вряд ли может быть отнесено к квалифицированному труду в полном смысле этого слова. Но удивительно другое — вице-спикер Кошулинский представляет ультрарадикальную партию «Свобода», ту самую, которая видит Россию и всё русскоязычное в качестве главных врагов. Партия «Батькивщина» на фоне «Свободы» выглядит более умеренно, но в симпатиях к Российской Федерации её заподозрить также невозможно. То есть, несмотря на всю национальную или проевропейскую — зависит от степени радикализма — идеологию, зарабатывать деньги апологетам ее прощё всё-таки в России. Что, с одной стороны, является достаточно объективным и непредвзятым свидетельством того, что на Украине заработать достаточные деньги сложно. В частности, из-за того, что строительство сейчас широко распространено в России, а на Украине — отнюдь. Почему с такими талантами гражданам Украины не отправиться на заработки в чаемую, якобы, Европу — на этот вопрос ответа пока не прозвучало.

С другой же стороны... В 2011 году, во Львове, состоялось массовое избиение ветеранов, желавших возложить цветы в честь Дня Победы. Одного из наиболее агрессивных нацистов задержали во Львове, завели уголовное дело по статье «хулиганство» и отпустили под подписку о невыезде. Однако подозреваемый сбежал из страны, и обнаружили его не где-нибудь, а в поселке Еруда Красноярского края. Гражданин Украины, оказывается, с 1992 года периодически приезжал в Красноярский край на заработки. И в эти периоды неугасимая ненависть к России куда-то пропадала, будучи вытесненной иными мотивами.

Разумеется, в высшей степени некорректно было бы оперировать глобальными категориями, делая выводы исключительно на основе негативных примеров, но именно западные регионы Украины являются основным источником массовой трудовой миграции, как в Восточную Европу, так и в Россию. Например, по итогам 2012 года трудовые мигранты перевели на Украину 4,297 миллиарда долларов, что примерно равняется 10% государственного бюджета.

Совпадает ли с интересами Российской Федерации обеспечение работой отдельных трудовых мигрантов, которые зарабатывают в России деньги, после чего избивают ветеранов Великой Отечественной? Вряд ли. Введение ограничения выглядит вполне логичным шагом, близких по мировоззрению тружеников, представителей находящихся в тесной экономической интеграции государств нужно поддерживать в первую очередь. Тем более, что профессиональные качества белорусов и казахов ничуть не уступят украинским.

В ограничение трудовой миграции с Украины её парламентарии не готовы поверить окончательно. Прозвучавшие слова Президента России воспринимаются как блеф с целью «напугать Украину» и «отодвинуть её европейские устремления». Именно в этом убеждён представитель партии «Удар» Виктор Чумак. Он также опирается на тезис о невероятном профессионализме именно украинцев, добавляя, что без миллиона трудовых мигрантов с Украины России, мол, не выжить.

Ранее Россия уже демонстрировала, что может удивлять сомневающихся. В 2005 году «Северный поток» на официальном уровне именовался в Киеве «невозможным». Несколько позже украинские представители высказывали столь же однозначные сомнения в «Южном потоке», и во многом другом. Странно, что наряду с обсуждением сказанного Владимиром Путиным на встрече президентов 4 марта не было упомянуто его послание к Федеральному Собранию, прозвучавшее 12 декабря прошлого года. В нём говорилось, что с 2015 года въезд на территорию Российской Федерации будет осуществляться не по внутренним паспортам государств СНГ, а по заграничным, также сообщалось, что отныне приоритетом для государства являются люди, которые не просто подрабатывают в России, а остаются в ней жить. Поскольку подобные заявления звучат на самом высоком уровне не в первый раз, то вероятность воплощения сказанного в жизнь весьма велико. Что явно представляет собой повод для цивилизационных раздумий даже не политиков Украины, а тех самых обычных граждан, которые работают в России, поскольку не могут найти применение своим талантам и рукам на родине.

Двери в Таможенный Союз уже закрываются. В него никто насильно не загоняет, и решение всецело принадлежит Украине. Но лучше чем Михаил Зурабов сказать, наверное, не получится: сами, значит сами. Только потом без обид.

Андрей Полевой