Всемирный Русский Народный Собор

Снова о «законе Димы Яковлева»

Общественная дискуссия по поводу запрета на усыновление российских детей гражданами США была, по обыкновению, бурной. Результаты её известны — принят федеральный закон «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации», получивший краткое название «закон Димы Яковлева».

Закон этот получил свое название в память о двухлетнем российском мальчике, погибшем от того, что приемный отец-американец запер его на солнцепеке в автомобиле. Законодательная инициатива российских парламентариев получила одобрение подавляющего большинства населения нашей страны: согласно данным соцопросов, запрет на усыновление российских детей гражданами США поддержало больше 80% опрошенных. Хотя без шумного выражения недовольства, разумеется, не обошлось. Наиболее огорчённые «законом Димы Яковлева» граждане даже решились на крайние меры — стали призвать справедливость в лице Государственного Департамента США и требовать, чтобы всех, кто голосовал за закон, в особенности авторов такового, Соединённые Штаты немедленно внесли в «список Магнитского» и обрушили на них всяческие кары.

Эта часть истории закончилась предсказуемо: воплощение в реальности подобной меры потребовало бы нешуточного политического усилия. Записать практически единогласно проголосовавший российский парламент во «враги» США означало бы полностью заморозить отношения между двумя государствами. Да и сама тема, как бывало уже не раз, достаточно быстро сменилась другой, более актуальной для «борьбы с режимом». В настоящий момент, на смену отчаянному чадолюбию пришла конспирология, изучающая скрытую подоплеку челябинского болида и его роль в стратегии Кремля.

Вне зависимости от стремительной смены «главной беды» в информационном поле, в остальных сферах от проблем не получается просто отмахнуться, их необходимо решать. Тем более, что реальность не слишком медлила с предоставлением подтверждений того, чья позиция была более конструктивной. Хотя поводы для радости, честное слово, отсутствуют полностью.

18 февраля, уполномоченный при президенте России по правам ребенка Павел Астахов сообщил о том, что усыновленный американской семьей из Техаса трехлетний Максим Кузьмин из России был убит приёмной матерью. «Трехлетний Максим был избит (по версии следователей) приемной матерью, которая долгое время кормила его сильными психотропными препаратами», — сообщил Астахов. Также, по его информации, на время расследования приемная американская мать отстранена от воспитания другого ребенка, хотя ей позволено раз в неделю с ним видеться. «Другой ребёнок» — это младший брат убитого Максима, Кирилл Кузьмин.

Из этого вопиющего случая следует ряд довольно очевидных выводов. Прежде всего, то, что действительно существуют особенные государства, где усыновление российских детей проходит, мягко говоря, ненормально. США, в которых произошло порядка 20 только подтверждённых случаев насилия по отношению к усыновлённым детям из России, выглядят одиозно даже на фоне Финляндии, где число инцидентов с детьми также велико — в буквальном смысле свирепствует знаменитая ювенальная юстиция, хотя киднэппинг с нелегальным провозом ребёнка через границу в багажнике машины, которое осуществил финский отец, фактически совершив похищение ребёнка у его русской матери, как ни странно, на Западе не вызвал официального осуждения. «Закон Димы Яковлева», таким образом, в весьма доступной, хотя и трагической форме, доказал свою безальтернативность в данных исторических условиях.

Службы США, занятые контролем за положением дел в семьях с приёмными детьми, со своими обязанностями не справляются в полной мере — такой вывод вполне можно распространить и на структуры, курирующие сам процесс усыновления. Череда детских смертей, вызванных необъяснимым с позиций здравого смысла садизмом приёмных родителей или отсутствием элементарных знаний ими физиологии ребенка — вроде того, что если оставить на несколько часов запертую машину на солнцепёке с ребёнком внутри, то это гарантированно повредит его здоровью — наглядное свидетельство тому, что необходимо принятие безотлагательных мер. Либо приёмные дети попадают в неблагополучные семьи, что означает введение более строгих барьеров для усыновления, либо американским родителям нужно дополнительно читать курс о том, что вредит ребёнку. Например — не следует регулярно давать ребёнку мощный седативный препарат, используемый при лечении шизофрении, как успокоительное. Поскольку статистика происшествий с детьми в США выглядит уж слишком красноречиво, и если попытаться понять, какой из случаев более страшен — убийство Димы Яковлева по неосторожности или Максима Кузьмина преднамеренно — то ответ не будет простым. Тем не менее, собственными силами США, похоже, с данной проблемой не намерены справляться.

Кроме того, отсутствуют межгосударственные механизмы, позволяющие обеспечить безопасность усыновлённых детей, которые остаются гражданами России. Об убийстве Максима Кузьмина Павел Астахов и МИД России узнали по своим собственным каналам, никаких сообщений по официальным линиям ведомств США не поступало. Хотя, казалось бы, после принятого в недалёком прошлом «закона Димы Яковлева» понятно всем — проблема есть. И к ней нужно, по крайней мере, присмотреться серьёзнее. Точнее, механизмы формально существуют, будучи зафиксированы в пока ещё действующем соглашении России и США в области усыновления, но на практике американская сторона выполняет обязательства не слишком усердно.

При этом наблюдается удивительная ситуация — лица, не так давно обвинявшие депутатов Государственной Думы в лишении детей права на «светлое американское будущее», называющие принятый в конце прошлого года закон не иначе, как «закон Ирода», подчёркнутую заботу о детях полностью утратили, требования расследовать произошедшее и наказать виновных по всей строгости с их стороны не звучат. Более того, если судить по блогосфере и социальным сетям, находятся и такие, кто всерьёз рассматривает версию об убийстве Максима Кузьмина российскими спецслужбами с целью придания большего веса «закону Димы Яковлева».

Главное следственное управление СК России возбудило уголовное дело по факту убийства и пообещало предпринять всё возможное для объективного расследования инцидента, в частности, ведомство намерено добиваться, чтобы российские следователи принимали непосредственное участие в расследовании, а также ходатайствовать о заочном аресте приемной материи убитого мальчика и объявлении ее в международный розыск. Уполномоченный МИД России по вопросам прав человека, демократии и верховенства права Константин Долгов сообщил позицию ведомства, согласно которой Москва рассчитывает, что приемные родители, по вине которых погиб мальчик, понесут суровое наказание. Руководитель рабочей группы по развитию института национального усыновления Сергей Неверов заявил: Госдума будет требовать возвращения в страну второго приемного ребенка семьи из США. Уполномоченный по правам ребенка в Псковской области Дмитрий Шахов сообщил о начале проверки законности лишения родительских прав родителей Максима и Кирилла Кузьминых, а также процедуры их международного усыновления. Он отметил, что в случае подтверждения фактов избиения и связанной с этими действиями смерти, псковские органы опеки обязаны начать процедуру отмены усыновления Кирилла Кузьмина, после которой ребенок должен вернуться в Россию и найти российскую семью. К чему есть все возможности, по крайней мере, десять семей выразили желание усыновить Кирилла в случае необходимости. Губернатор Псковской области принял решение приостановить в регионе все процедуры усыновления детей-сирот до выяснения обстоятельств. Глава думского комитета по вопросам семьи, женщин и детей Елена Мизулина пригласила посла США в России Майкла Макфола в Госдуму — для разговора о судьбе приемных детей из России, в частности, для получения содержательной информации о том, что Соединённые Штаты планируют предпринимать в связи с упомянутыми событиями.

Примерно так и должны выглядеть элементы защиты прав граждан на практике. Тем более в тех случаях, когда предельно неприемлемым образом ущемляются права наиболее беззащитных граждан Российской Федерации. Нельзя обойти вниманием и новаторство в отечественных межгосударственных делах, которое выглядит важной исторической вехой из-за полного отсутствия подобной практики ранее. Как сообщает сайт российского МИД, 18 февраля состоялась встреча уполномоченного МИД РФ по вопросам прав человека, демократии и верховенства права Константина Долгова с почетным президентом Американского союза профессионалов против жестокого обращения с детьми (APSAC) Рональдом Хьюзом. В ходе встречи были обсуждены последние случаи насилия над российскими детьми, усыновленными американскими семьями, включая гибель от побоев трехлетнего Максима Кузьмина. МИД призвал Хьюза, «как представителя одной из влиятельных американских НПО, профессионально занимающейся «детской» проблематикой, использовать все имеющиеся возможности для выправления ситуации в лучшую сторону, в том числе через налаживание объективного общественного мониторинга за тем, как складывается судьба российских детей в американских приемных семьях». Хьюз обещал подключиться к этой работе. Таким образом, должный темп расследования будет поддерживаться не только по официальной линии, но и благодаря НПО.

И уже можно отметить промежуточные результаты. Как сообщил Павел Астахов, прокуратура штата Техас заверяет в готовности сотрудничать с РФ в расследовании гибели Максима Кузьмина в приемной американской семье. В частности, работникам российского консульства позволили ознакомиться с условиями жизни младшего брата погибшего ребенка — двухлетнего Кирилла. Сам Астахов обсудил подробности гибели Максима Кузьмина с Генеральным консулом США в Техасе, окончательные выводы проверки, проводимой прокуратурой Техаса по гибели Максима Кузьмина будут, по словам детского омбудсмена, сформулированы «через 10-15 дней».

По сравнению с достаточно «безболезненной» для виновников трагедии Димы Яковлева реакцией России, российские государственные структуры на сей раз демонстрируют совершенно небывалый темп и освоение новых средств отстаивания интересов своих граждан. Тем самым подтверждая известную истину о том, что при должном отношении разрешимо всё, стоит только над этим работать. Хочется верить, что подобные комплиментарные краски станут привычным фоном, а не разовой демонстрацией силы в особо вопиющих случаях.

Андрей Полевой