Всемирный Русский Народный Собор

Есть в стране другие гражданские активисты и другая оппозиция

9 февраля в Москве, в Колонном зале Дома Союзов, состоялось мероприятие, весьма примечательное как с точки зрения, как факта, так и впечатляющих перспектив, которые могут из данного события проистекать — Съезд родителей России.

Представители более 60 регионов нашей страны обсудили наиболее резонансные информационные поводы последнего времени: ювенальная юстиция, патриотическое воспитание, ситуация с усыновлением и школьным образованием — и приняли решение создать общественную организацию под названием Всероссийское родительское сопротивление. Инициаторами создания ВРС стало движение «Суть времени» под руководством политолога Сергея Кургиняна, супруга которого стала главой новой структуры, и «Ассоциация родительских комитетов и сообществ России» под руководством Ольги Летковой.

Несмотря на то, что устав новой организации «сопротивления» не удалось отыскать в открытом доступе, в общем виде цели структуры были участниками мероприятия озвучены. В первую очередь, предполагается бороться с ювенальной юстицией, которую на съезде именовали не иначе, как «извращением прав человека» и «заменой права детей на семью правом на детдом». Также Сергей Кургинян сообщил о том, что ВРС поддерживает инициативы правительства России в области реформ усыновления, в частности, запрет на усыновление гражданами США, а также будет настаивать на такой концепции школьной программы, в особенности, литературы, которая будет способствовать сохранению культурного кода подрастающего поколения, не лишая его классической литературы.

Присутствующий на съезде глава администрации президента РФ Сергей Иванов также обратил особое внимание на то, что «Всероссийское родительское сопротивление» будет осуществлять деятельность в области образования, просвещения, науки, культуры, искусства, здравоохранения, пропаганды российских традиционных ценностей, в том числе, семейных, содействия духовному развитию граждан. По словам Сергея Иванова, это совпадает с его личными, не единожды высказанными открыто, взглядами о необходимости деятельности, противодействующей «дебилизации населения России».

Весьма, как это принято говорить, «знаковым» стало неожиданное посещение съезда президентом России. Владимир Путин заявил, что «забота о семье, повышение ее роли в воспитании у наших детей чувства патриотизма, гражданственности, вызывает чувство благодарности и безусловной поддержки» и заверил делегатов в том, что «мнение общества, безусловно, будет услышано и, безусловно, будет учтено» — при рассмотрении законов, касающихся регулирования отношений между родителями и детьми.

Если постараться изложить ситуацию в общем, то получится следующее: руководство России, в том числе и самое высшее, отнюдь не игнорирует мнение общества. Причём, основываясь на словах Владимира Путина, сказанных на съезде, приходишь к выводу, что можно говорить о рождении нового формата взаимодействия власти и общества. В частности президент указал на то, что проходящий съезд — съезд родителей России, а «мы все родители, во всяком случае, подавляющее большинство граждан страны ими являются». То есть, можно говорить о том, что повестка сказанного на съезде относится к большинству граждан страны. Что было признано главой администрации Сергеем Ивановым, заявившим, что, по его мнению, съезд представляет собой народ России.

Нечто подобное, разумеется, существовало и ранее — попытки выстроить наиболее короткую двустороннюю связь между властью и обществом начались достаточно давно. Знаменитые ежегодные телеконференции президента России были началом, хотя они также эволюционировали, понемногу вбирая в свой формат не только вопросы со стороны лояльно настроенного большинства, но и критически относящегося меньшинства — тому свидетельством последняя конференция главы государства, в ходе которой представители либеральных СМИ вполне воспользовались предоставленными возможностями.

В этом ряду находится и постепенно ставшее традицией присутствие представителей власти на конференциях и съездах влиятельных общественных структур, подобных Всемирному Русскому Народному Собору, где также регулярно и открыто озвучиваются проблемы, которые в силу разных обстоятельств обычно предпочитают не слишком выпячивать — такие, как отношение к усыновлению детей однополыми семьями, вопрос переименования Волгограда, необходимость усиленного перехода не только к обучению подрастающего поколения, но и к его воспитанию в патриотическом ключе и многое другое. Это было неизбежно, начиная с определённого момента развития, общество начинает задавать вопросы, порой, весьма неудобные. До последнего времени на них отвечали осторожно, тщательно придерживаясь баланса.

Затронутые на съезде родителей проблемы относятся к той же категории — противоречивые и острые дилеммы, когда мнение большинства по тому или иному вопросу очевидно и осязаемо, однако в учёт не принимается. Поскольку, принимая его в качестве руководства к действию, нельзя не нарушить массу свежеприобретённых догм так называемой толерантности и не нанести ущерба формальным признакам «прогрессивного общества», куда нам, якобы, неотвратимо следует стремиться.

Целевое общество, как известно, должно обладать ярко выраженным тяготением всех норм и привилегий не к традиционной семье, а к однополым альянсам и соответствовать значительному количеству других критериев, которые глубоко чужды большинству населения Российской Федерации, однако, усиленно продвигаются заинтересованными лицами. И, как было продемонстрировано с достаточно очевидным символизмом, руководство России высказалось за солидарность с большинством. Такая позиция, несмотря на то, что кажется очевидной, настолько недвусмысленно была занята впервые.

То есть, существуют, по крайней мере, формальные сигналы о том, что российское общество переходит в фазу, когда власть опирается на большинство во многих смыслах этого слова. Не только на большинство электоральное, но и на большинство ценностное и мировоззренческое. Что, безусловно, пересекается местами с предвыборными симпатиями, однако не тождественно им. Примечательно, что собравшиеся на съезде граждане не могут быть сочтены абсолютными лоялистами по отношению к правительству и президенту РФ. Учитывая их позицию, они в полном смысле являются оппозицией. Однако, было бы неправильно проигнорировать то, что оппозиция бывает весьма различной. И, как оказывается, «оппозиционность» в России не сводится к мировоззренческой парадигме, поощряющей вседозволенность под витриной свободы и демократических ценностей, во имя которой можно нарушать законы, брать деньги у иностранных держав и, попутно с работой по смене политического режима, с благими целями торговать территориями и землями.

Оказалось, что существует оппозиционность иного рода, не нарушающая законы и обладающая достаточной внятностью мысли, чтобы сформулировать собственные требования, не сводя их к лозунгам, которые весьма удобно кричать на митингах, но самоубийственно воплощать на практике. Оказалось, что существует качественно различные способы «донести свою позицию». И позиция внятная, обеспеченная конкретными предложениями и достаточной квалификацией для диалога стоит намного больше, чем стандартная до последнего времени программа «оппозиции» так называемой, состоящая из митингов и противозаконных действий, изрядно сдобренных экзальтацией и той беспросветной простотой, что хуже воровства.

Гражданское общество у нас существует давно. Это и команды поисковиков, которые восстанавливают нашу военную историю, отдавая почести павшим. Это и группы верующих, которые своими трудами сохраняют духовность. Это не связанные с недоброй памяти «креативностью» творческие люди, пекущиеся о нашем ценностно-культурном наследии. Это просто неравнодушные граждане, которым, тем не менее, не всё равно, что будет происходить с нашей страной, как в ней будут расти дети, как будут трудиться взрослые и каким почётом будут окружены пенсионеры. Но то, что власть, вопреки прежней традиции, впервые назвала именно этих людей патриотами — стоит очень дорогого.

Андрей Полевой