Всемирный Русский Народный Собор

Спор об Исаакии: местный конфликт или симптом глобальной дехристианизации?

Александр Рудаков, Владимир Тимаков, Экспертный центр Всемирного русского народного собора

На первый взгляд трудно понять, чем так встревожены протестующие против передачи Исаакия церкви. Многим кажется, что конфликт вокруг Исаакиевского собора носит сугубо локальный характер, ограничиваясь пределами Санкт-Петербурга. На самом деле речь о проявлении тенденций глобального масштаба.

На первый взгляд трудно понять, чем так встревожены протестующие против передачи Исаакия церкви. Доступ горожан к шедевру петербуржской архитектуры становится более свободным, им не придётся платить за посещение и осмотр Собора. Квалифицированное экскурсионное обслуживание тоже никто не собирается отменять. То, что храм — то есть здание, априори созданное для богослужений, — передаётся в пользование религиозной организации, тоже не может ущемлять чьих-то интересов и тем паче оскорблять чьих-то чувств. Отрицательную реакцию можно было ожидать, если бы храм, построенный общиной одной конфессии, передавался в распоряжение другой, но Собор святого Исаакия Далматского изначально возводился как православная святыня.

«Создается впечатление, что сегодня тема передачи Исаакиевского собора волнует не столько доброжелательных критиков, сколько тех, кто пытается её использовать исключительно в политических целях», — сказал Глава Всемирного русского народного собора, Патриарх Московский и всея Руси Кирилл на заседании Высшего церковного совета РПЦ в храме Христа Спасителя 17 февраля.

События вокруг Исаакия поддаются объяснению только в контексте активной дехристианизации, охватившей Западную цивилизацию и затронувшей Россию, особенно те слои нашего общества, которые ментально зависят от модных атлантических поветрий.

Духовные лидеры русского православия и римо-католицизма на встрече в Гаване не случайно выразили тревогу по поводу глобальных тенденций, подрывающих «духовные устои человеческого бытия». В большинстве западноевропейских стран происходит перманентное вытеснение христианства из публичной жизни, поступательное ограничение социальных функций церкви, изгнание христианских символов из общественного пространства. Кульминацией дехристианизации можно признать пересмотр правовых норм ряда европейских стран, означающий отказ от фундаментальных христианских ценностей. В частности, в христианской Европе ещё недавно было невозможно представить легализацию «однополых браков». Теперь это норма, защищённая законом.

В такой обстановке любые попытки христианских общин расширить своё влияние воспринимаются как противоречащие мейнстриму, и чуть ли не как «разворот к средневековью», «угроза прогрессу». Только взяв на вооружение эту логику, можно усмотреть «общественную опасность» в совершенно естественном и логичном решении властей Санкт-Петербурга, принятом после длительных согласований,. От передачи Исаакиевского Собора в пользование Русской Православной Церкви не пострадают ни люди, ни памятник культуры — пострадает только идея глобальной дехристианизации, которая для её апологетов играет такую же абсолютную и непреложную роль, как идея мировой революции для многих участников событий 1917 года.

Положение в России вызывает особую тревогу приверженцев глобальной дехристианизации, поскольку у нас налицо обратные процессы. За минувшие десятилетия Православная церковь заметно увеличила свой авторитет и влияние на умы соотечественников.

Однако заявления о том, что Россия становится «клерикальной страной», а государство чрезмерно сблизилось с Церковью — это пропагандистский миф, который не имеет ничего общего с реальностью. В отличие от многих стран ЕС, священники в РФ не получают зарплаты из бюджета и не являются госслужащими. В школах России представители духовенства не обучают детей традиционным религиям за государственный счет, священнослужители не приводят государственных деятелей к присяге, а граждане не имеют возможности направлять часть своих налоговых поступлений на нужды той или иной религиозной организации. По большому счету, Россия остаётся одной из самых секуляризованных стран в мире.

Рост влияния Русской Православной Церкви вызван отнюдь не «наступлением клерикалов» на светское общество, а возрождением религиозной традиции после жестокой и тотальной дехристианизации революционной эпохи. Церковь не ломится в «чужой дом», а возвращается в свой, из которого прежде была несправедливо и беспощадно изгнана. До сих пор православной общине России компенсирована не столь уж большая доля понесённых потерь, чтобы говорить о каких-то «неумеренных аппетитах церковников».

В стране, где разрушено столько храмов, где казнено и замучено столько христианских исповедников, и где верующие на протяжении столь долгого времени подвергались унижениям и гонениям, подобная постановка вопроса выглядит бестактной и совершенно недопустимой для культурного человека.

К сожалению, общественная атмосфера, которую формируют сторонники дехристианизации в России, вновь напоминает нам о самых тёмных и страшных эпизодах отечественной истории ХХ века. Всё более заметное место в социальных сетях, на определенных форумах и диалоговых площадках занимает «субкультура ненависти». Любое упоминание Церкви, любое позитивное событие, связанное с ней воспринимается этой группой как повод для агрессии. Эта ненависть превращается в особую деструктивную моду, которая может стать оправданием для новых антирелигиозных гонений и актов насилия.

Последние четверть века мы прожили в уверенности, что богоборческие гонения 20-30-х годов ХХ века больше никогда не повторятся. Однако сегодня социальный иммунитет, позволяющий сопротивляться антирелигиозной ненависти, явно пошёл на убыль. Именно по этой причине трагические уроки репрессий против Церкви не должны быть забыты.

Напоминанием о печальном опыте прошлого служит инициатива Экспертного центра Всемирного Русского Народного Собора, предложившего объявить 5 декабря (в этот день в 1931 году был снесён Храм Христа Спасителя в Москве) Днём памяти разрушенных храмов.

Наша общая задача — преодолеть рецидивы ненависти, залечить раны богоборческой эпохи, сохранить христианскую основу нашей нравственности и культуры. В обществе, уважающем своё культурное наследие, бережно относящемся к памяти своих мучеников будет невозможно разжигание конфликтов, подобных тому, что потрясает сегодня Санкт-Петербург.

По материалам ]]>РИА Новости]]>