Всемирный Русский Народный Собор

Александр Щипков: Начался новый отсчет исторического времени

Выступление на XX Всемирном Русском Народном Соборе. Москва, ХХС. 1 ноября 2016 год.

Ваше Святейшество, уважаемые участники Собора! Слушая речь Патриарха, я вспоминал места из его только что вышедшей книги «Слово о традиции и современном обществе». Многие из вас уже видели ее в холле Зала церковных соборов. Она издана совместно Всемирным Русским Народным Собором и Институтом социально-экономических и политических исследований (ИСЭПИ).

В прошлом году Святейший Патриарх написал книгу «Семь слов о русском мире». Идеи, высказанные в ней обсуждались в экспертном сообществе в течение года. Результатом этого обсуждения стал выход альманаха «Тетради по консерватизму». Четырнадцать экспертов (историки, философы и политологи) рассуждают о русской цивилизации, отталкиваясь от тезисов Патриарха. Никакой комплиментарности, строгая аналитика, высказанная в основном с двух идеологических точек зрения: социал-консервативной и либерал-консервативной.

Новая книга Патриарха Кирилла затрагивает несколько больших тем — традиция, свобода, права человека. Есть глава и о терроризме — страшной болезни современности. Заканчивается эта глава так: «Что можно и должно противопоставить „войне цивилизаций“, если ставка глобализма в этом вопросе оказалась бита? Только равноправный диалог цивилизаций». Мы видим, что Патриарх предлагает вести разговор о таком страшном явлении как терроризм в философской плоскости. И это не случайно.

В современном и западном и российском медийном пространстве тема терроризма приобрела не просто идеологический, но эсхатологический оттенок. Образ террориста подаётся — и вполне заслуженно — как абсолютно инфернальный, поскольку террорист использует мирных граждан в качестве расходного материала. Мирные люди — это пушечное мясо терроризма, они обеспечивают картинку в СМИ.

Перед этим общим знаменателем террора даже манихейское деление на «открытые» общества и «закрытые» теряет свою сакральную силу. Идеология приносится в жертву человечности. Тема общечеловеческих ценностей получает новый смысл, основанный на крови невинных жертв.

Но это на словах. А на деле?

На деле радикалы и террористы приходят как раз туда, где почва выжжена оранжевыми революциями, которые были инициированы и оплачены самими борцами с терроризмом. Эти борцы призывали к «единому фронту» против Аль-Каиды и ИГИЛ и сами же поддерживали их, свергая умеренных правителей.

А разве этнические чистки недалеко от наших границ — не террор? Разве не является терроризмом взрыв линий электропередач на границе с Крымом — давайте-ка посчитаем, в скольких больницах были остановлены из-за отключения аппаратуры сложные хирургические операции, спасавшие людям жизнь? Чем это отличается от вторжения боевиков в родильный дом?

А когда армия взрывает своих противников в подъезде жилого дома, где живут дети, старики, женщины? Это тоже терроризм.

В своей новой книге Патриарх Кирилл справедливо подчеркивает: «Что хотя иные комментаторы склонны сводить истоки трагических событий к религиозным различиям… в происходящем нельзя винить религию». Да, действительно, ни одна религия в мире не призывает воевать с мирными гражданами. Такие призывы — это уже произвольная идеологическая, политическая надстройка над религией. Кроме того, события последних лет убедили нас в том, что секуляристская идеология способна генерировать военный террор, ничуть не уступающий по разрушительным последствиям террору ИГИЛ*.

Можно потрясти пробирками с непонятным содержимым и вторгнуться в суверенную страну, а затем, погубив огромное количество людей, нехотя признать вину: «Мы ошиблись». Но неизбежен вопрос: а кто выступал в роли террориста в этом случае?

Патриарх Кирилл подчеркивает: «Ни одна традиционная религия не допускает навязывания веры силой, достижения религиозных целей через агрессию. Террористы, какими бы высокими словами они ни прикрывались, обычно преследуют сугубо низменные цели».

Я задаю себе вопрос: а могу ли я то же самое сказать о секулярном глобализме? Наверное — да. Мы точно также можем выделить в нём здоровую традицию и экстремистские крайности. Ведь некоторое время назад в госдепе США прямо заявили о возможности терактов в российских городах. Когда нашей стране угрожают бывшие пропагандисты антитеррористического фронта, — это тоже террор. Пролог к нему.

Нам необходимо признать, что терроризм бывает не только квазирелигиозный, но и секуляристский. И происходит он сегодня, как это ни парадоксально, под знаменами гуманизма. Вспомните словосочетание, придуманное американцами — «гуманитарные бомбардировки». Вдумайтесь в него…

У темы терроризма по сравнению с 2001-м годом кардинально изменился смысл. Сегодня нет единого «цивилизованного мира», который борется с терроризмом. Как это ни печально, но сегодня в борьбе с терроризмом мы можем надеяться только на себя.

Почему же идея противостояния Злу оказалась вывернута наизнанку? Ответ банален: из-за мирового кризиса. Чтобы выжить, элиты «первого мира» сжигают мировую периферию. Это происходит в Сирии, в Йемене, на Украине, в Афганистане… Террор для них инструмент и условие выживания. Но это игра с огнем.

Произошел сбой в инфраструктуре мировой гегемонии, за понятием «Запад» уже нет единой идеологии. Начался новый отсчет исторического времени. Что это означает?

На этот вопрос Патриарх Кирилл в своей книге «Слово о традиции и современном обществе» дает ясный ответ.

Понимание свободы и права как сакральных сущностей больше не работает. И категория свободы, и категория права могут покоиться только на общих нравственных основаниях. Странам и народам придется заново договариваться. И ничто кроме традиционной нравственности не сможет служить для этого основой. В противном случае общество ждет срыв в архаику, где нет уже ни нравственности, ни права, ни свободы.

Поэтому крайне сомнительна идея о неких «цивилизованных» (в кавычках) странах, у которых Россия якобы должна копировать структуру социальных институтов, а в качестве «платы» за этот «мастер-класс» наступать на собственные интересы. Этот устаревший взгляд использует колониалистскую риторику XIX века о зависимости как плате за окультуривание. Мы вам — Киплинга, а вы нам за это должны дать золото и слоновую кость. Мы вам — «нормы демократии», а вы нам должны везти нефть и лес…

Мы никому ничего не должны кроме как своему народу — который мы обязаны защитить. Остальное от лукавого. Если наши действия в Сирии против террористов снижают напряжение у южных границ — мы на верном пути. Теперь мы боремся с терроризмом сами, и у нас это неплохо получается. А право быть нашим союзником ещё нужно заслужить.
А что касается бывших партнеров, которые пытаются помешать России защищать свой народ, то у них свои представления о сути терроризма. Но их желания уже не совпадают с их возможностями, их идеология конкистадоров перестала отражать мировую реальность.

Поэтому закончить выступление мне хотелось бы цитатой из патриаршей книги, которую я держу в руках: «Без отказа от геополитики с позиции превосходства, от догм о мнимых цивилизационных преимуществах международное сообщество рискует повторить трагедию ХХ века. Без такого отказа диалог культур просто не сможет состояться».

Благодарю за внимание.

* Запрещённая в РФ террористическая организация.