Всемирный Русский Народный Собор

Александр Щипков: Ещё Собор, уже не Всеправославный

Похоже, мировой кризис простёр свое влияние и на дела церковные. Грядущий Всеправославный Собор уже сейчас, на последнем этапе подготовки, приобрел в масс-медиа настолько скандальный и карикатурный характер, что превзошел ожидания самых смелых его критиков, которые просто не могли предположить ничего подобного.

Первый в своем роде за последнее тысячелетие, обещавший собрать на острове Крит предстоятелей всех православных церквей мира, этот Собор уже не сможет войти в историю как «Всеправославный». От участия в нём отказались Болгарский и Антиохийский патриархаты, причем список отказников может вырасти. А между тем, в отсутствии даже одного представителя решения Собора теряют легитимность, поскольку по правилам любые решения на нём могут приниматься лишь консенсусом всех церквей.

Отдельная тема — почему болгарские и антиохийские представители не поедут на Крит. В числе прочего в списке их претензий к патриарху Варфоломею отмечается «отсутствие предварительного консенсуса по проекту Регламента Собора и документу „Таинство брака и препятствия к нему“». Расхождения во взглядах вокруг предстоящего события выплеснулись в публичное пространство.

В связи с неожиданно возникшими разногласиями Синод РПЦ МП предложил провести срочное Всеправославное предсоборное совещание, обратившись с этим предложением ко всем предстоятелям Поместных Церквей. Синод Константинопольского патриархата ответил на это категорическим отказом. Причем показателен не столько сам факт отказа, сколько его бессодержательность, отсутствие весомых аргументов и подчеркнуто безучастный тон. Присутствуют лишь «чеканные» формулировки вроде: «Пересмотр уже запланированного соборного процесса выходит за пределы всех институциональных рамок». Словно бы мы имеем не соборное единение православных, а мондиалистский проект, в рамках которого всякая живая мысль сразу помещается в гербарий. Этот сухой педантизм, как справедливо замечает ряд российских православных авторов, сегодня не свойственен даже католикам. Такое впечатление, что Константинопольский патриархат решил следовать чужим традициям вековой давности.

В ряде стран Константинопольского предстоятеля Варфоломея обвиняют в желании получить гарантию непререкаемости в православном мире, то есть стать «православным папой». Православный цезарепапизм — явление относительно новое и не соответствующее духу Восточной Церкви. Более того. Представители Константинопольского патриархата словно бы переняли нравы президента титульной нации, заседающего у них под боком в Стамбуле. Ну да ладно — отнесем это к последствиям «диалога культур».

Константинопольский патриарх, выглядит сегодня «объединителем православного мира» в еще меньшей степени, чем десять лет назад. Трудно предположить, что мы будем наблюдать через некоторое время на Крите, но уже сегодня можно констатировать, что Варфоломей не сумел реализовать проект как всеправославный, наполненный духом соборности, творческого общения и взаимопонимания.

В самом деле, трудно было совершить большую ошибку, чем призвать православный интернационал к послушанию «процедуре» и при этом, демонстративно не желая объяснить свою позицию и лишь давая понять, что где-то каким-то образом (где и каким?) всё уже решено. А как еще можно интерпретировать удивительную по своей стилистике фразу: «Ни одна институциональная структура не может пересмотреть уже начавшийся соборный процесс?» Эти мессианские жесты выглядят до боли знакомыми. Они удивительно напоминают высказывание американского президента Барака Обамы, поделившим людей, нации и страны на те, что находятся на «правильной стороне истории» и тех, которые на ней не находятся. История — это мы... Кто не с нами, тот против нас... Будущее принадлежит нам... Горько слышать это от братьев по вере.

В сегодняшних условиях весь смысл Собора искажается и приобретает ненужную театральность (не хочу сказать комичность), а фигура его организатора вызывает совсем не те чувства, которые должна вызывать.

Можно вспомнить о «демократической открытости», которую короткий равнодушный, как бы «застегнутый на все пуговицы» ответ Константинопольского патриархата отнюдь не демонстрирует. Это разговор без диалога, разговор в командно-административном стиле. Совсем другое впечатление оставляет журнал заседаний Синода РПЦ МП, своевременно обнародованный и открывающий внутреннюю кухню работы российских церковных институтов. Сегодня этот контраст как никогда очевиден.

Чем дальше, тем больше важное мероприятие превращается в трагифарс. Виной всему — поведение Константинополя, желающего алгеброй процедуры поверить дух соборности, а страдает от этого весь православный мир. В итоге сегодня православные разных стран дальше от своей цели, чем были несколько лет назад.

Разумеется, безудержный исторический фатализм и сухая буква регламента не могут служить делу всеправославного объединения. Здесь утеряно что-то по-настоящему важное. Ведь православие отличается ощущением нравственной свободы и единства в вере. Нужно вернуть себе это ощущение, вновь взять верный тон. Лишь тогда мы будем готовы к настоящей Встрече, где все мы — вместе, и Христос среди нас.

]]>Источник]]>